«Джемаль – один из немногих интеллектуалов, кто говорил о революции глубоко и размашисто» — Бизнес и финансы

«Джемаль – один из немногих интеллектуалов, кто говорил о революции глубоко и размашисто»

#Коммерческий #кредит #бизнес и #финансы

Одна из главных заслуг философа в том, что он навел мост между русской культурой и исламом

В Петербурге прошел вечер памяти Гейдара Джемаля. Побывав на встрече, корреспондент «БИЗНЕС Online» ощутил, что 100-летие революции — это не просто дата. «В чем смысл революции?» — задавался вопросом Максим Шевченко. А писатель Андрей Акцынов отметил, что корни революции лежат в религии и, если революция в России и случится, она будет антибуржуазной и антикапиталистической, не прозападной, не коллаборационистской, а патриотичной и народной.

Гейдар Джемаль был одним из немногих интеллектуалов, кто говорил о революции, истории глубоко и размашисто Фото: ©Андрей Стенин, РИА «Новости»

«В ЧЕМ СМЫСЛ РЕВОЛЮЦИИ?»

«Октябрь. Санкт-Петербург. 100 лет со дня революции 1917 года… Эти мерцающие историческим пафосом аллюзии заставляют думающего человека задуматься о судьбе страны, общества, времени, в котором мы живем. История тащит за собой достойных, тех, кто выступает ее соратником. Известный философ и мыслитель Гейдар Джемаль был одним из немногих интеллектуалов, кто говорил о революции, истории глубоко и размашисто. Вряд ли найдется человек, который столь много рассуждал о революции. Для него революция – это божественный акт. Это восстание Духа против косности материи. Это восстание Человека против индивидуума. Героя против тирана». Так организаторы анонсировали мероприятие «Человек и революция», которое состоялось в минувшую субботу рамках джемалевских чтений.

За окнами гостиницы «Октябрьская» (где все и проходило), словно намекая на особую роль Северной столицы в событиях 100-летней давности, молодежь вышла на акцию протеста, так своеобразно «поздравляя» Владимира Путина с его 65-летием… Всюду знаки и символы, которые окружают фигуру Джемаля, об этом говорили  на майском вечере памяти философа в Казани. Санкт-Петербург решил подхватить эстафету и собрал своих пассионариев ума, по выражению Джемаля, тем более что интеллектуальная планка была задана высокой. Пришли и молодые интеллектуалы, и люди с научными степенями, и представители творческих профессий. Словом, все те, кто включен в смысловое поле и кому небезразлично духовное состояние нашего общества.

Вечер по традиции открыл и вел известный журналист и политолог Максим Шевченко, который обозначил нерв беседы: «В чем смысл революции?»

На мероприятие не смог приехать сын Джемаля Орхан — он делает репортаж о притесняемом правительством Мьянмы народе рохинджа и в настоящее время находится где-то в Бангладеш, пытаясь пересечь границу, — Мьянма закрыта для журналистов и международных гуманитарных миссий. Но он записал видеообращение к участникам вечера. Джемаль-младший не стал погружать зрителей в биографические детали жизни своего отца, а лишь коротко отметил, что прошедший год был для него непростым эмоциональным вызовом. Далее он перешел к анализу ближневосточной ситуации, теме Сирии и роли Рамзана Кадырова в скандале вокруг митинга мусульман возле посольства Мьянмы в Москве. В конце он сказал, что мировая мусульманская умма нуждается в сплочении.

Орхан Джемаль не смог приехать, но записал участникам вечера видеообращение, в котором сказал, что мировая мусульманская умма нуждается в сплочении

ПРОТИВ РОКА

Казанский политолог и ученик Джемаля Руслан Айсин попытался штрихами обрисовать теорию революции своего учителя: «Одна из первых книг Джемаля называется „Революция пророков“. Революционная доктрина пророков состоит, по Джемалю, по крайней мере из четырех аспектов. Первый, наиболее наглядный – это революция против космизма, против космоса. В Коране есть аяты, посвященные миссии Ибрахима, где повествуется о начале его духовного пути, пророческой миссии, когда он последовательно испытывает как бы на символическую прочность реалии проявленного окружающего мира. Месяц, солнце, звезды, небо и т. д. Достойно ли все это поклонения или по крайней мере достойно ли быть взято хотя бы в качестве опоры, ориентира для религиозного чувства. И последовательно на все это дается ответ: нет, ни этот, ни тот, ни другой, ни третий, ни десятый элемент проявленного космоса, как бы ярок и поражающ он ни был, не может быть ориентиром для поклонения, отправной точкой для концентрации религиозного бодрствующего внимания. Авраам снимает проявленный мир как предмет для поклонения, предмет для духовной солидарности. Такова революция против космизма, против космоса… Далее идет революция против концепции неба как места пребывания субъекта, высшего архетипического начала. В Коране сказано: „Аллах есть свет небес и земли“, — Аллах владеет, по словам Корана, и землей, и небом, он не тождественен небу, он хозяин, причем таким образом, что небо всегда идет в паре с землей, т. е. иерархическое превосходство неба как тонкой манифестации над грубой снято перед огромной бесконечной дистанцией, которая отличает даже наиболее высокие проявления бытия от субъектного принципа, всегда являющегося трансцендентным».

Руслан Айсин: «Революционная доктрина пророков состоит, по Джемалю, по крайней мере из четырех аспектов»

«Революция пророков направлена против самой онтологии, против тождественности с принципом „вахдат аль-вуджут“, принципом бытия, — продолжил Айсин. — Он принцип простой и первоначальной аффирмации – на самом деле это абсолютная тождественность и культ объекта. А послание пророков связано с абсолютным субъектом как гносеологическим условием. Здесь мы видим, что подлинный смысл авраамического послания, подлинный смысл теологии авраамистов заключается последовательно не только в отрицании проявленного манифестированного космоса, не только в отрицании тонкого манифестирующего плана манифестации, но и в отрицании принципа бытия как последней финальной инстанции. Дух не смиряется с тождественностью, с наличием, он не боится идти дальше в несущее… И здесь последний, четвертый, этап восстания революции пророков – восстание против рока, который является абсолютной негативной бездной, называемой Брахмой, Дахром, Зерваном, Ураном и наконец Дао в дальневосточной традиции. Это чистая негативная бездна. Она не имеет никаких ограничений, собственно говоря, несущая, и она тоже не является финальным звеном горизонта пророческого послания. Метафизика пророков восстает и против рока. Четыре революции против непререкаемых метафизических истин, которые от века, от самого начала появления сознания на земле утверждались жрецами как то, кроме чего ничего не может быть. На четырех этих столпах покоится метафизическая революция пророков».

Андрей Акцынов: «Философ с большой буквы это тот, о ком можно написать статью в философском словаре». «На мой взгляд, такая статья может быть написана о самом Джемале»

«МЫСЛИТЕЛЬ СДЕЛАЛ ВЕЛИКОЕ ДЕЛО – НАВЕЛ МОСТ МЕЖДУ РУССКОЙ КУЛЬТУРОЙ И ИСЛАМОМ»

После Айсина слово взял хозяин вечера молодой писатель Андрей Акцынов. Он поведал, что во время последней встречи с Джемалем тот ему сказал: «Философ с большой буквы это тот, о ком можно написать статью в философском словаре». «На мой взгляд, такая статья может быть написана о самом Джемале», – заключил Акцынов. Писатель убежден, что корни революции лежат в религии, в стяжании правды и справедливости. Есть религии созерцания, а есть религии действия. В центре этого лежит вопрос о природе Бога и божественного. Мы привыкли ассоциировать революцию с левой идеей и марксизмом. Однако проблематика революции не лежит исключительно в социальной плоскости. Тем более что левый интернационализм после распада СССР уже не тот, констатировал Акцынов. Говоря о банкротстве левой идеи в России и перерождении КПРФ в право-реакционную охранительную силу, он рассказал любопытную историю. Оказывается, его дед Андрей Мельников – автор самого известного и тиражируемого изображения Ленина, того с самого, со значка «Всегда готов». «Если революция в России и будет через какое-то время, то она будет антибуржуазной и антикапиталистической, не прозападной, а антизападной, не коллаборационистской, а патриотичной и народной. На такую революцию у нас потенциал есть», – закончил свое выступление молодой писатель.

Алексей Иваненко: «Наше знание об исламе, его интеллектуальных сокровищницах – заслуга Джемаля»

Кандидат философских наук Алексей Иваненко вернул обсуждение в метафизическую плоскость. Говоря о Джемале, он отметил, что мыслитель сделал великое дело – навел мост между русской культурой и исламом: «Наше знание об исламе, его интеллектуальных сокровищницах – заслуга Джемаля». По его мнению, человек и революция – слишком сложная тема. Возможно, революция состоит в том, чтобы человек реализовал себя, возвысился над своей глиняной сущностью, стал подобен пророкам.

Последовавшие выступления Александра Норда и Павла Бойцова тоже были насыщенными и глубокими. Они рассуждали об интеллектуальном методе и нашем месте в истории.

Отметим, что субботнее мероприятие означало и возобновление работы концептуального клуба «Флориан Гейер», чьим президентом был Джемаль. Организация объединяет интеллектуалов, которые ставят перед собой задачу восстановления смыслов. Одно из ее ближайших заседаний планируется провести в Казани.