«…И выясняется, что в командах из Казани обновление осуществить очень тяжело» | Бизнес и финансы

«…И выясняется, что в командах из Казани обновление осуществить очень тяжело»

#Коммерческий #кредит #бизнес и #финансы

Звездные спорткомментаторы Виктор Гусев и Дмитрий Федоров о Казани, страхе, Бердыеве, Билялетдинове и забеге свиней

Приближение футбольного чемпионата мира заставляет даже далекие от спорта компании внедрять в свою деятельность что-то по теме ЧМ. Накануне в Казани прошла светская тусовка Alfa Business Week от Альфа-Банка, который стал первым в истории российским банком, спонсирующим ЧМ. Побывав на мероприятии, корреспондент «БИЗНЕС Online» узнал, что главный мотиватор спортсменов и бизнесменов, в принципе, одинаков — страх, и попытался понять, как его преодолеть.

Дмитрий Федоров

«СТРАХ – ГЛАВНЫЙ МОТИВАТОР»

Форум Alfa Business Week поначалу больше походил на фестиваль: залы «Пирамиды» идеальны для шоу, а пришедшие вполне могли сойти за модную молодёжь. Но ассоциации быстро разбились о содержание. Бизнес-тренеры (пардон, коучи) речами о мотивации пытались доказать, что смогут научить людей тому, чему научить нельзя, а развлекательная часть заканчивалась на шампанском. Поэтому, бесспорно, гвоздем вечера стал приезд спортивных комментаторов Виктора Гусева и Дмитрия Фёдорова. И если первый подавался как звезда номер один, прибыв в конце форума и украв всё зрительское и журналистское внимание, то второй выступил в роли докладчика ещё утром. Оригинальная речь со слегка притянутым сравнением мотивации в спорте и в бизнесе расшевелил зал после первых выступлений.

Громким и отточенным десятилетиями комментаторским голосом Фёдоров начал развивать интересную мысль: «Сейчас многие спортсмены стали признаваться, что главным мотивирующим фактором для них является страх. Люди бояться проиграть, не оправдать надежды болельщиков, родных, близких, боятся потерять свою репутацию, свой статус… Но победит тот, кто сможет преодолеть этот страх… Ролан Гаррос, 2004-й год. Крупнейшее соревнование, финал во Франции. Две наши теннисистки выходят в финал: Дементьева и Мыскина. Мы с Настей знакомы и я у неё как-то спросил:  „Настя, а что было перед этим финалом?“ „У меня была реальная истерика, я рыдала и не хотела выходить на корт“. „Как ты преодолела себя? Как ты справилась?“ „Ну, тренер побил меня по щекам, взбодрил, сказал, что надо выходить на корт. За 10 минут я слёзы вытерла, вышла“. Час продолжался этот матч. 6:1 и 6:2 по сетам, по-моему. Она выиграла. Она выиграла этот трофей. Что бы вы ни думали – она не истеричная девушка, она – лидер»… Свой тезис Фёдоров подкреплял и другими примерами, а также цитатами спортсменов о том, что страх для них – главный мотиватор. Брутальный Оливер Кан всю карьеру дрожал как осиновый лист при приближении форварда к воротам, но ни разу не позволил публике усомниться в себе. Оборонительную тактику команд Жозе Моуринью в решающих матчах Фёдоров так же объяснил страхом – настолько один из величайших тренеров современности боится потерять свой статус, что максимально предохраняется от пропущенных голов.

Довольно простые, но интересно поданные тезисы принялись рьяно записывать заполонившие зал предприниматели. Постоянно сравнивая ситуации на спортивных аренах с проблемами бизнеса, Фёдоров давал универсальные советы преодоления страха и становления на пути к успеху: ухоженный внешний вид, заведомо превозносящий тебя над конкурентами (одна из главных хитростей Криштиану Роналду); развитая сеть коммуникаций (постоянное общение как главный секрет успеха команд НХЛ); умение оградиться от негатива (спортсмены не просто так запираются на базе перед важными турнирами); работа над ошибками (Виктор Тихонов третировал Зинэтулу Билялетдинова даже после выдающихся матчей). Перечисляя эти правила, Фёдоров сам всем своим образом им соответствовал, выступая наглядным примером уверенного в себе и раскованного докладчика-шоумена. Кажется, люди из спорта знают об успехе несколько больше профессиональных коучеров.

«В КОМАНДАХ ИЗ КАЗАНИ ОСУЩЕСТВИТЬ ОБНОВЛЕНИЕ ОЧЕНЬ ТЯЖЕЛО»

Между секциями с комментаторами была фактически шестичасовая пауза из других выступлений. Тем не менее, вся аудитория досидела до самого конца форума и была невероятно активна во время интерактива от комментаторов. Особое внимание была привлечено к Гусеву, которому адресовалось большинство вопросов от зрителей и ведущего.

Некогда главному голосу российского футбола очень повезло, что во время его приезда в холле не было почти никого, кроме организаторов и нескольких журналистов, но даже их захватила в плен его добрейшая харизма. В интервью местным журналистам Гусев рассказал о том, чем занимается сейчас (с написанием книг и работой на Первом канале занятость только увеличилась), погрустил из-за тяжёлой судьбы любимого «Динамо», раскритиковал лимит и аккуратно заметил, что нынешняя сборная далеко не ровня команде десятилетней давности. В этот вечер комментатор Первого канала чувствовал себя свободно и шутил в разы чаще, чем делает это в эфире. Особенно удачно получалось иронизировать над собой, обыгрывая «фартовость». Например, трогательна история о том, с чего началось написание книги и откуда возникло название «Нефартовый»: «Идя по платформе станции „Внуково“, я провалился под саму платформу. Она рухнула подо мной, я упал, повредил позвоночник и тут же был госпитализирован в больницу. Провёл там три месяца. Собственно, так я и начал писать книгу. Я лежал в больнице, были повреждены 4 отростка, почти не мог двигаться. Я спросил у врача: „Чем мне заниматься всё это время?“ Он сказал: „Пишите книгу. И начните с того, что вы фартовый – ещё бы два сантиметра, и вы бы провели всю оставшуюся жизнь в инвалидном кресле“.

Также Гусев, известный своей доброжелательностью, тепло отозвался о коллегах. Особенное восхищение у него вызывает Александр Елагин: „Нельзя забывать, что Саша актёр. Я всего однажды плакал в театре. Елагин играл в „Дяде Ване“, у меня был билет в первый ряд. К концу спектакля я просто рыдал».

С Фёдоровым у Гусева не менее хорошие отношения, что подтвердил их гармоничный дуэт на сцене. Они почти всегда сходились во мнениях, отвечая на вопросы, зрителей и метко дополняли друг друга. Самой популярной темой, конечно же, были главные казанские команды – «Рубин» и «Ак Барс». «Некоторое время назад „Первый канал“ очень часто приезжал в Казань, — в пасторальном духе вспоминал Гусев. — И „Рубин“ был на коне – как раз время чемпионства, – и Первый канал ещё показывал чемпионат России. Я жил постоянно в гостинице неподалёку. Видел из окна пирамиду, и здесь же рядом стадион старый. Было много-много репортажей. Особенности старого стадиона в том, что комментаторская кабина располагалась примерно на пятом ряду – точно на уровне углового флажка. Вся картина была где-то там, в плоскости, будто Илья Муромец смотрит туда, вдаль. Помню, как Рондон забил „Зениту“ в самом конце матча. Его „Зенит“, естественно, забрал потом, как он это делает всегда».

Фёдоров рубил правду-матку: «Я попробую поговорить о спорте вообще в Татарстане. Он очень специфичный. В спорте, как и в жизни, необходимо обновление. И вот выясняется, что в командах из Казани обновление осуществить очень тяжело. Пытались в „Рубине“ – ничего из этой затеи не вышло. Сейчас возвращён Бердыев. С одной стороны, это легенда, а с другой, мы интуитивного понимаем, что нельзя уйти, потом прийти и опять заскочить на вершину, как это было в конце „нулевых„. В этом есть что-то странное, необычное… Так же и в хоккее. Приходилось слышать мнение, что эпоха Билеляетдинова прошла и пора что-то менять. Но не видно человека, который мог бы прийти и что-то сделать во главе команды. Нет фигуры масштаба Билялетдинова. И результаты в этом сезоне говорят о том, что Билялетдинов, его система, вполне конкурентоспособна. На это явление можно посмотреть с двух сторон. Сказать, что оно позитивное: старые кадры, дорого стоят, по-прежнему на них надеются болельщики, по-прежнему конкурируют. А можно говорить о том, что нет серьёзного обновления, нет молодых тренерских кадров, которые бы вызывали у болельщиков положительные эмоции и которые могли бы гарантировать результат“.

„ГУБЕРНИЕВ ТАК ГРОМКО КРИЧИТ, ЧТО У БИАТЛОНИСТОВ РУКИ ДРОЖАТ“

Футбольные комментаторы на бизнес-форуме априори выглядят чуждо. Однако решение об их приглашении вполне понятно. „Альфа-Банк“ стал первым российским банком в истории, который будет спонсором чемпионата мира по футболу. На ЧМ и строился весь вчерашний маркетинг: по залам расхаживал волк Забивака, в холле стояли стенды с интерактивными играми, а очередь за автографами комментаторов была не меньше, чем утром на регистрацию. Вполне закономерно, что развлекательную часть в конце форума поручили именно Гусеву и Фёдорову. И ничуть не удивляет, что самыми яркими звездами мероприятия остались они. Причём для совместного выступления даже речь готовить не пришлось – они всего лишь оригинально отвечали на вопросы из зала. Порой казалось, что выступление перерастает в стенд-ап – настолько удачно залетали в аудиторию остроты от обычно сдержанных и вдумчивых комментаторов.

„Самый интересный репортаж у меня был, когда я комментировал забег свиней, причём никакого отношения к „Спартаку“ это не имеет, – радовался Гусев отсутствию рамок федерального ТВ. – Было корпоративное мероприятие в одном из московских театров. Наградили лучших сотрудников, торжественная церемония, а потом пообещали сюрприз. Сюрпризом это было и для меня. Выходим в фойе, а там уже свиньи готовы побежать. Ну, они и побежали по сигналу тренера и добежали. Кто-то там говорил, что добежали до вертела, но нет, это специальные свиньи, которые бегают. Как лошади. И я это комментировал».

Была забавная история и связанная с приездом в Казань. Таксист, вёзший Гусева из аэропорта долго был в шоке и не верил, что перед ним стоит живой человек из телевизора. «Стоит – это полбеды, — вспомнил Гусев. — Самое ужасное, что он не мог поверить, что за ним сидит. Вместо того, чтобы смотреть на дорогу он всю поездку смотрел в зеркало на меня сзади. Вот что было самое опасное! Мы с трудом доехали». Затем последовал логичный вопрос ведущего о том, как дома относятся к популярности Гусева. В ответ последовала ещё более очаровательная история: «Две мои дочки, когда были маленькими, и когда я пытался что-то им внушить, они с обидой говорили: „Папа, что ты с нами разговариваешь как со всей страной?“.    

Не отставал и Фёдоров. Комичные и слегка неуклюжие вопросы из зала давали почву для шуток. Первый же вопрос из зала начинался с „Виктор, а помните, в каком-то матче Тихонов прострелил с фланга на 93-й, „Спартак“ забил и выиграл?» Фёдоров тут же в ответ бросил цитату Александра Шмурнова: «Однажды во время парного эфира он сказал гениальную фразу: „А помнишь, я подумал?“

Один из вопросов начинался с обращения к „Владимиру Гусеву“, а завершался весьма неожиданно: „Мой сын сейчас забил на учёбу и грезит футболом, как нам быть в этой ситуации?“ „Ну, если он хорошо забивает, то можно и на учёбу забить“, – мгновенно отреагировал Гусев. „Забей“ – как много в этом слове для сердца русского слилось», – своевременно перефразировал классика Фёдоров в ответ… А следующий панч Гусева просто взорвал зрительный зал. Тут, конечно, постаралась зрительница, которая любит биатлон – только во время ЧМ и ЧЕ и только с недавних пор. Она заметила тенденцию, что как только Дмитрий Губерниев хвалит наших спортсменов, они тут же перестают выигрывать. «Может быть, это простой человеческий сглаз?», — спросила дама. «Конечно! Здесь ответ очевиден. Он так громко кричит, что голос доносится на лыжню из кабины. У них дрожат руки, вот они и промахиваются. Надо просто говорить спокойнее и тише. Всё!» – подшутил над коллегой Гусев.

Жаль, но после этих искрометных выступлений все-таки осталась горечь. Горечь от того, что мы, похоже, никогда не увидим эту пару комментаторов на матчах сборной России.