«Казань не была конечной целью в 1552-м, цель – это война с Османской империей» — Бизнес и финансы

«Казань не была конечной целью в 1552-м, цель – это война с Османской империей»

#Коммерческий #кредит #бизнес и #финансы

Историк Александр Пыжиков о том, как татарский и русский народы противостоят украинско-польской прослойке, которая пытается захватить страну

15 октября — это день взятия Казани войском Ивана Грозного. Российский историк Александр Пыжиков в материале для «БИЗНЕС Online» излагает собственную версию событий 465-летней давности. По его мнению, Казань — это не менее исконно российская территория, чем, к примеру, Москва, а татаро-монгольского ига не было, в отличие от украинско-польского.

Александр Пыжиков: «Этот конфликт с Казанью — это следствие того, что полонизированная украинская прослойка, натравив, посеяла вражду между нашими народами. Это есть трагедия и русского, и татарского народов» Фото: скриншот

«ИВАНУ IV ГОТОВИЛАСЬ ТАКАЯ ЖЕ РОЛЬ, КОТОРУЮ ЗАТЕМ ВЫПОЛНИЛ АЛЕКСЕЙ РОМАНОВ, — ЭТО ЗАХВАТ СТРАНЫ И УНИЧТОЖЕНИЕ ЦЕРКВИ»

В прошлом месяце у меня вышла книга «Славянский разлом: украинско-польское иго в России». Вы не ослышались — украинско-польское иго. Это сделано специально, и я показываю, что вся Россия пережила оккупационный период со стороны этой украино-польской публики, позже разбавленной немцами. И при чем здесь Казань? Казань ко всей этой истории имеет самое прямое отношение. А потому, что украинско-польское иго установилось с момента прихода во власть Романовых. Время правления Михаила Федоровича, потом Алексея Михайловича — это уже иго.

Но теперь самое главное, что касается Казани. Первая попытка захватить Московию изнутри была предпринята Романовыми, потому что они пришли на волне внешней агрессии — эта украинско-польская агрессия, эта эпопея с лжеДмитрием, прямое вторжение поляков. До этого была попытка захватить Московию изнутри без внешней агрессии. Что я имею в виду? Я имею в виду ту полонизированную литовскую публику, полонизированный литовский клан, куда включаются все эти киевские дела.

Так вот выходцы оттуда после смерти Василия III сгруппировались около трона. А на троне был тогда еще малолетний, юный, молодой Иван IV— еще не Грозный. И вот главная цель этого польского клана была захватить эту страну, а этот молодой царь должен был стать инструментом в их борьбе. Т. е. Ивану IV фактически готовилась такая же роль, которую затем сыграл Алексей Михайлович Романов, — это захват страны, уничтожение церкви.

Эта политика начала осуществляться и прекрасно осуществлялась до начала 1550-х годов. Как она осуществлялась? Этот полонизированный литовский клан развернул геополитику Московии, Московского царства и начинал серьезное давление. Ведь Иван III и Василий III воевали же с поляками, с Литвой, с великим Литовским княжеством — как угодно его называйте. Теперь эта публика, естественно, развернула все … на Московское царство, потому что царь молодой, и направила их на Поволжье, на Казань как на центр региона.

1552 год — заключительный акт этого похода на Казань, потому что до этого не раз они пытались ее взять. Это была последняя попытка, которая оказалась удачной. Цель какая? Отвести все угрозы, интересы, какие-то беспокойства от западных соседей в лице полонизированных литовских земель и сосредоточиться не на завоевании, а присоединении в новом качестве всех этих царств — Казанского, Астраханского и всех остальных, т. е. развернуть на Восток. Казань не была конечной целью в 1552-м, цель — это война с Османской империей. Собственно говоря, все европейские интересы были направлены на то, чтобы поссорить Московское царство с Османской империей.    

«После смерти Василия III полонизированный литовский клан сгруппировался около трона. А на троне был тогда еще малолетний, юный, молодой Иван IV— еще не Грозный. И вот главная цель этого польского клана была захватить эту страну, а этот молодой царь должен был стать инструментом в их борьбе»

«ИМЕННО С ТЕХ ПОР В ИСТОРИОГРАФИИ ИВАН ГРОЗНЫЙ ПРИОБРЕЛ РЕПУТАЦИЮ МАНЬЯКА И САДИСТА»

И, собственно говоря, этот полонизированный литовский клан в русле этой задачи и действовал, избрав своим инструментом Ивана IV, который, я замечу, по матери был Глинский, т. е. он был породнен с ними кровью. Елена Глинская — из литовских краев. И вот, пока царь молодой, этот клан начинает это осуществлять и сокрушать Казань, утверждая свою полулегальную литовскую власть. Тогда это очень хорошо понимали. Сейчас данный факт никто не различает, потому что последние 200 лет наука не уделяет этому внимания, а на самом деле главный подтекст в этом. И в Казани прекрасно понимали, что их атакует не кто-то, а на них идет войной эта публика, которая является вдохновителем — в действительности вдохновителем этого западного влияния, его проводником на обширном, огромном Московском царстве.

И, собственно говоря, взятие Казани — это такая важная веха, за которой уже маячило недружественное отношение, прямой конфликт с Османской империей, как я уже говорил. Хотя столкновений с этой империей до Романовых не было. Если и были какие-то недоразумения на Кавказе, то это все решалось в техническом, дипломатическом порядке — это уже давно всеми замечено. Вот такая смена вектора, который предпринял этот полонизированный клан, и жертвой здесь стала Казань, на которую он совершил поход.

Но надо отдать должное Ивану IV, который на самом деле через несколько лет чуть позже перестал быть орудием этого клана и, более того, объявил войну им —это явление в истории известно как опричнина. Это очень важный момент. Именно с тех пор в историографии Иван Грозный уже приобрел репутацию маньяка, садиста, т. е. человека, который поднял руку на своих. Свои — это надо расшифровать — и есть представители этого полонизированного литовского клана. Это самое важное.

Потому что именно они при Романове победили окончательно, и эта группировка написала историю России, дала все оценки и ту интерпретацию, которая ей была нужна, поэтому взятие Казани здесь представлено чуть ли не каким-то подвигом, правильным поступком. Я считаю, что для Казанского ханства на самом деле это абсолютный, полный позор, потому что это такая же исконно российская территория, как Москва, Нижний Новгород, Астрахань или какой либо другой город. Просто для данной публики это все чужие местности, которые нужно было завоевать, а если называть вещи своими именами, то просто оккупировать. Вот это данный клан и сделал с помощью орудия — Ивана IV, но этот инструмент дал сбой и в итоге обрушил репрессии на ту же группировку — это очень важно. Поэтому у Ивана Грозного такая противоречивая судьба в истории. Судьба, которую прописала ему именно данная полонизированная публика.

Вот так я отношусь ко взятию Казани. Я считаю, что это трагедия и приписывать ее исключительно противостоянию татар и русских неверно. Это и есть тот формат, который нам навязала украинско-польская публика и навязывает до сих пор, везде — сверху донизу, с науки до школы. Этот формат не имеет ничего общего с действительностью. На самом деле он должен быть такой: татарский и русский народы неразрывно связаны и противостоят этой украинско-польской прослойке, которая пытается захватить страну, что при Романовых ей и удалось. Вот это главный формат истории, которую от нас пытаются скрыть, убрать, затушевать, чтобы его не было.

А на самом деле что такое Казань и Татарстан для России? Это такая же неотъемлемая часть страны, и отделить ее нельзя, как нельзя отделить Каму или Оку от реки Волги — это невозможно сделать, как и невозможно отделить Казань и Москву друг от друга, это единое неразрывное целое, но нас разбивают, и делает это украинско-польская публика, во главе которой стоит РПЦ в ее никонианском обличье — украинско-польско-романовская конструкция, которая взятие Казани в 1552 году использует для своих украинско-польских целей. Мы должны это четко понимать и всем говорить. 

«Взятие Казани — это такая важная веха, за которой уже маячило недружественное отношение, прямой конфликт с Османской империей» Художник П.И. Коровин

«ВСЕ НАРОДЫ РОССИИ — ЭТО ОДНА НЕРАЗДЕЛЬНАЯ СЕМЬЯ, И ВСЕ ИХ ЯЗЫКИ, ВКЛЮЧАЯ ТАТАРСКИЙ, — ЭТО НАШЕ СОКРОВИЩЕ»

РПЦ вбивает клин между двумя народами, потому что только в этой ситуации они остаются на коне. Им это нужно, чтобы властвовать. Они разделяют одно целое и говорят: вы — одно, а те, кто представляет Казань, — другое. Более того, те, кто живет в Казанском крае или губернии, — это самые коренные люди России, а они нам заявляют, что это вообще остатки каких-то пришлых завоевателей. Вот в чем здесь дело. Поэтому перед нами и вами сейчас стоит большая задача — сплочение наших народов. На самом деле мы все выросли из одного корня, нас нельзя по-другому воспринимать. Но эта публика нам мешает это осознавать, потому что, разъединяя нас, они властвуют и говорят: мы являемся главными, кто олицетворяет исторический путь и все лучшее в России. Это очень важный момент, его нужно распутывать и предъявлять людям, чтобы они понимали, в чем здесь суть.

И эту дату — дату падения Казанского ханства — на самом деле нужно отмечать, просто это надо делать не так, как нам ее подают все эти украинизированные полонизированные идеологи. Сейчас же это представляется так, что русские должны гордиться какой-то победой над Казанью. Если следовать тому, что я сказал, и менять формат, то на самом деле этот конфликт — это следствие того, что полонизированная украинская прослойка, натравив, посеяла вражду между нашими народами. Это есть трагедия и русского, и татарского народа. И в осознании этого русский народ должен черпать силы — это самое главное. Необходимо понимать, что это и есть один народ, что между татарами и русскими разницы никакой нет и не было. Данный миф специально создан этими силами, о которых я говорил. Необходимо осознавать, что это трагичная история кровопролития, в этом понимании нужно черпать силы для того, чтобы выкинуть к чертовой матери этих завоевателей, которые осели здесь и претендуют на первенствующие позиции в Москве.

И никакого татаро-монгольского ига никогда не было. Я постоянно в своих выступлениях об этом говорю. Эта конструкция была создана для того, чтобы поссорить, разбить коренные волжские народы между собой, объявить их врагами друг друга. Только в этих условиях завоеватель и агрессор в лице украинско-польской правящей прослойки может властвовать. Вот это они и делают до сих пор.

Языковой конфликт в республике — это тоже дело тех же самых сил. Нет истории, во-первых. Нет ни русской истории, ни татарской. Мы все изучали в школе — и в советское время, и сейчас — украинизированную версию истории, которая написана украинско-польскими кадрами, естественно, так, как им надо. Это нужно понимать.

Что касается языков, надо понимать, что все народы России, которые есть, — это одна нераздельная семья, и все их языки, включая татарский, — это наше сокровище. Объединительным между всеми нашими народами является русский язык как коммуникативное средство. Это, на самом деле, абсолютно правильно.

Это нормальная коммуникативная схема, конструкция, которая должна присутствовать. Но все языки (и татарский, и башкирский, и удмуртский, и мордовский) — это все наше сокровище, которому мы не должны давать исчезать, что самое важное. А этим украинско-польским ребятам это не нужно. Это для них пережиток каких-то варварских людей, коими они нас считают.

Вся наша сила будет в том, чтобы осознать эту ситуацию. Исправить ее можно только в одном случае — если ее получится осознать. Если ты проблему не осознаешь, то ты ее не решишь. А сейчас такой этап — мы должны это осознать. Многие это уже делают, мы вступили на этот путь, и я в меру своих возможностей тоже. Когда мы осознаем, мы уже решим так, как нужно нашим братским народам, так сказать, по-семейному. Появится та история, которая действительно будет отражать историю нашего общего корня.

Нам надо разорвать эту киевскую, украинскую цепь, на которую нас привязали и на которой нас водят, натравливая друг на друга, как в цирке.

Александр Пыжиков