Михаил Разумов: «Мы возьмемся за разум, товарищ Сталин!»

#Коммерческий #кредит #бизнес и #финансы

В графе «Образование» у него стояло загадочное «неизвестно». Часть 2-я

Первого секретаря Татарского обкома признавали лучшим в СССР «коллективизатором» села, всю страну призывали равняться на республику, а в это время деревенские комсомольцы на танцах красовались в шубах, конфискованных у кулаков. «БИЗНЕС Online» завершает биографический очерк о Михаиле Осиповиче Разумове.

Михаил Разумов (четвертый слева)

ПАРАДЫ И ИЗНАНКА «СПЛОШНОЙ КОЛЛЕКТИВИЗАЦИИ»

С 1928 года в республике в общесоюзном контексте под руководством Татарского обкома ВКП(б) и, разумеется, его нового первого секретаря Михаила Разумова (настоящее имя — Арханцев Арон Иосифович, 1894–1937 — прим. ред.), проходит экономическая, а заодно и политическая перестройка сельского хозяйства, основной этап которой (1929 –1930) получил в истории название «сплошной коллективизации». Суть процесса заключалась в объединении единоличных крестьянских хозяйств в коллективные, а заодно и в ликвидации кулачества как класса. Республика настолько успешно показала себя на этом поприще, что не только попала на страницы центральной прессы с призывами к прочим регионам равняться на Татарию. В мае 1933 года республиканский съезд ее колхозников-ударников удостоил посещением сам «всесоюзный староста» Михаил Калинин (Михаил Иванович Калинин, 1875–1946 — с 1919-го и до своей кончины занимал должность номинального главы государства: председатель ЦИК РСФСР, с 1922-го — ЦИК СССР — прим. ред.), а также представители компартий США, Венгрии, Германии и Китая. Но сейчас общеизвестно, что грандиозный процесс коллективизации далеко не ограничивался победными реляциями и пышной парадной стороной дела. Научно-документальный журнал «Гасырлар авазы — Эхо веков» Государственного комитета РТ по архивному делу публикует некоторые документы периода 1930–1932 годов, в которых видна довольно неблаговидная его «изнанка». «Постановления, директивные письма обкома ВКП(б), докладные записки, информации райкомов партии, уполномоченных обкома, письма, заявления крестьян в различные инстанции отражают разрыв между декларируемыми властью принципами коллективизации (добровольность, льготы колхозникам и другое) и реальной политикой на местах, — читаем в предисловии к этим документам. — В погоне за 100-процентной коллективизацией местные власти широко использовали различные меры принуждения — угрозы, аресты, избиение, налоговое давление. Это вызывало недовольство, возмущение крестьян… „Перегибы“ зачастую граничили с преступлениями, а нередко не отличались от них».

В колхозе «Спартак» Столбищенского района, 1930-е годы

КРЕСТЬЯНЕ ТАССР ПИСАЛИ «ВСЕСОЮЗНОМУ СТАРОСТЕ», ПОЧЕМУ ОНИ ВЫХОДЯТ ИЗ КОЛХОЗОВ

С этих лет и до 1940-х годов стало принято писать письма напрямую в самые высокие инстанции, тому же Калинину, с различными просьбами — о несправедливых раскулачиваниях или арестах, о сложностях в трудоустройстве и так далее. Часто Калинин лично или посредством своего секретариата оказывал посильную помощь тем, кто к нему взывал.

Из сводки секретариата председателя ЦИК СССР и ВЦИК М. И. Калинина о выходах из колхозов ТАССР

27 мая 1932 г.

52 домохозяина деревни Энтуганово Буинского района подали в январе месяце заявление о выходе из колхоза (они составляют 65% членов колхоза), будучи недовольными недружной работой и частыми спорами между колхозниками…

Неурядица во взаимоотношениях старых и новых колхозников (со старых меньше требовали семян и т. д.), а также зажим критики действий правления колхоза и его скверная работа повлекли к выходу из колхоза деревни Нижний Шендыр Мамадышского района 29 домохозяев…

Колхоз «Кызыл Уряк №3» Рыбно-Слободского района, организовавшийся в мае 1931 г., единогласно вместе с правлением постановил перейти на единоличное хозяйствование…

В колхозе «Первомайский» (пос. Богородок Чирповского сельсовета Лаишевского района) в апреле 1931 г. было 50 дворов. В настоящее время 45 дворов вышло…

30 колхозников села Панова Нурлатского района вышли из колхоза «Красный Октябрь». «В колхозе бесхозяйство и хаос, сушили рожь на сушилке и сожгли, сколько пожар сглотал… Хлеба пропало на 60%. Государству сдали сполна только сырой, и мы сейчас голодаем. Поэтому быть в колхозе не желаем», — пишут крестьяне.

В колхозе «Ударный» Арского района состояло 160 дворов. В настоящее время 54 домохозяева из него выходят, так как недовольны плохой работой правления, неправильным распределением урожая, оплатой трудодней и пьянством местных работников…

В колхозе «Маркис» дер. Малый Шинар Сабинского района было 110 дворов. В настоящее время 50 дворов из колхоза выходят. Нежелание состоять в колхозе выходящие объясняют неправильным ведением колхозного хозяйства, где наблюдается сильный падеж скотины, и хулиганскими выходками председателя колхоза…»

В колхозе «Спартак» Столбищенского района, 1930-е годы

КОМСОМОЛЬЦЫ ЩЕГОЛЯЛИ В «РЕКВИЗИРОВАННЫХ» КУЛАЦКИХ ШУБАХ

Вот как вспоминает некоторые события марта 1930 года уполномоченный по Кривозерской волости П. И. Ухванов при создании одного из колхозов в Чистопольском кантоне (административно-территориальная единица в РСФСР, существовавшая в 1920–1941 годах. Кантоны были, по сути, аналогами уездов, то есть современных районов — прим. ред.): «Выяснилось, что в деревне Кара-Су (русской части) население молчаливо простаивает на улице третьи сутки. Председатель исполкома Коновалов трижды прибывал в селение и не мог выяснить причину молчаливой забастовки… При откровенной дружеской беседе с председателем [сельского Совета] я уловил, что во время раскулачивания личные вещи у кулаков были изъяты: шубы черной и красной дубленки, валенки с черными и красными мушками, меховые шапки из дорогостоящих шкур и другие хорошие вещи. Вместо того чтобы конфискованные вещи сдать в потребсоюз, они раздали их комсомольцам, участникам раскулачивания кулаков, которые щеголяли в новых валенках, шубах в праздничные дни в деревне…» После того, как уполномоченный обкома на срочном комсомольском собрании устыдил молодых строителей социализма на деревне, «подробно рассказал о том, что все изъятые личные вещи у кулаков сдаются в потребсоюз и должны распродаваться на публичных торгах,.. тут же без всякого шума комсомольцы вернули все кулацкие вещи в сельский Совет, который в свою очередь все сдал в волостное потребительское общество…»

Информация о безобразиях на селе дошла и до Иосифа Сталина. 2 марта 1930 года в газете «Правда» была опубликована его знаменитая статья «Головокружение от успехов» о «перегибах на местах», допущенных при коллективизации. В ней вождь осудил многочисленные случаи нарушения принципа добровольности при организации колхозов. События, связанные с ее появлением, описал Михаил Шолохов в своей «Поднятой целине». Не замедлили делами откликнуться на статью партийные руководители на местах, и Разумов был одним из них. 24 марта 1930 года, через три недели после сталинской статьи, Татарский обком ВКП(б) направляет кантонным и районным партийным комитетам республики если не угрожающее, то, по крайней мере, сердитое директивное письмо.

Газета «Правда» со статьей Сталина

«ВОЗВРАТИТЬ ВЕРУЮЩИМ НЕПРАВИЛЬНО ОТОБРАННЫЕ ЦЕРКВИ, МЕЧЕТИ — И НЕМЕДЛЯ!»

В нем, в частности, говорится следующее: «…серьезное антиколхозное движение продолжается в Арском, Спасском, Чистопольском кантонах и в Лаишевском, Нурлатском, Агрызском, Рыбно-Слободском, Кайбицком районах… [Необходимо] вести решительную борьбу за восстановление сплошной коллективизации села, отвоевывая крестьян десятками и одиночками. Имущество ликвидированных кулацких хозяйств после исправления всех перегибов остается в распоряжении этих колхозов. [В] отдельных селах [в] виде опыта начните отвод земли сохранившейся части колхоза, не допуская никаких перегибов… Разъясняйте, предостерегайте бедноту, маломощных, что разобобществление семян является прямой угрозой обсеменению их полей. Предостерегаем [от] вредного форсирования фактического обобществления лошадей без наличия соответствующих условий. Ввиду истечения срока, предоставленного кантрайкомам для возврата верующим неправильно отобранных церквей, мечетей, предлагается немедленно доложить цифровые данные выполнения этой директивы… [Во] всех случаях привлечения [к] ответственности за перегибы информируйте немедленно все низовые организации.

Татобком (Разумов)».

В марте и в начале мая 1932 года при решении в Политбюро ВКП(б) вопроса о высылке кулаков, исключенных из колхозов, Калинин высказал свое особое мнение. 4 мая на листе голосования опросом постановления о высылке 38 тыс. крестьянских семей он написал: «Я считаю необоснованной такую операцию». Через две недели Политбюро отменило свое решение, остановив уже начавшуюся насильственную высылку людей.

«ЗАТО МЫ СТРОИМ САМОЛЕТЫ!»

По инициативе первого секретаря Татарского обкома ВКП(б) Разумова в столице республики началось небывало масштабное по размерам и абсолютно авантюрное по характеру строительство авиазавода, который несколько позже получил инвентарный номер 124 и имя одного из вождей партии и руководителей союзной промышленности Серго Орджоникидзе. С него начался казанский период истории сегодняшнего отечественного промышленного гиганта — Казанского авиационного завода им. Горбунова, филиала ПАО «Туполев». Сейчас это современное предприятие с высоким интеллектуальным и техническим потенциалом, являющееся уникальным авиастроительным комплексом в Российской Федерации.

А строительство это началось в 1932 году. Будущий авиазавод, более известный в период его создания как «Казмашстрой», был объявлен ударной стройкой пятилетки. Разумов уделяет особое внимание этому объекту, право на который он отстаивал в личных встречах и телефонных разговорах перед самим Сталиным. Обкомовский лидер в то время работал в тесном контакте с главой республиканского правительства — председателем Татсовнаркома Киямом Абрамовым, которого называют ни много ни мало творцом или архитектором «татарского экономического чуда». В небывалые сроки, к 1934 году, на месте пустырей и болот был возведен промышленный комплекс по производству летательных аппаратов. Первенцем Казанского авиазавода стал спортивно-тренировочный самолет КАИ-1, поднявшийся в небо в 1935 году.

Место закладки первого камня «Казмашстроя», 2 мая 1932 года

«Казмашстрой» превратил столицу республики в нормально развитый машиностроительный город. Кроме цехов и других промышленных объектов были построены водозабор на Волге, ТЭЦ-2, новый район «Соцгород», который по численности населения, количеству жилья, по транспортной и остальной инфраструктуре составил в итоге чуть ли не половину старого города. Одних рабочих мест образовалось в таком количестве, что сама Татария не в состоянии была их заполнить. По некоторым данным, на всех строящихся предприятиях «Казмашстроя» было занято порядка 100 тыс. рабочих. А в ноябре 1941 года, после эвакуации в Казань московского завода №22 и после его слияния в декабре того же года с казанским заводом №124, предприятие получило название «Казанский авиационный завод №22 имени С. П. Горбунова». В годы войны каждые сутки с его стапелей сходило по 10–12 самолетов Пе-2. С 1941 по 1945 годы их было выпущено более 10 тысяч. Эта боевая машина, а также дальний бомбардировщик Пе-8, производившиеся на заводе, внесли значительный вклад в достижение превосходства нашей авиации над непобедимым доселе люфтваффе.

Но вернемся к Разумову и его детищу. Достроить авиазавод ему так и не дали. Эстафету на его посту принял Альфред Лепа, который и завершил эту казанскую «стройку века», сравнимую разве что с КАМАЗовской эпопеей и «Татнефтью». А Михаила Осиповича, в характеристиках и анкетах которого в графе о его образовании стоит загадочное словечко «неизвестно», партия поручает новое масштабное задание — освоение Сибири.

Комсомольцы-строители «Казмашстроя», 8 июля 1932 года

АРХАНЦЕВ АРОН ИОСИФОВИЧ — «ТАТАРСКАЯ» КРЕАТУРА ЦК ВКП(Б)

Пока Разумов-Арханцев секретарствовал в Татарии, 30 июля 1930 года возникает громадная по территории и экономическому потенциалу новая административно-территориальная единица в РСФСР — Восточно-Сибирский край, который, правда, просуществовал недолго, до 5 декабря 1936 года. Административный центр новообразования — город Иркутск. В состав края были также переданы Читинский и Сретенский округа Дальневосточного края и Бурят-Монгольская АССР, позже — Красноярский округ и Читинская область. Проходит чуть более двух лет, и в сентябре – октябре 1933 года на страницах газеты «Восточно-Сибирская правда» появилась серия публикаций, инициированных постановлением ЦК ВКП(б) от 15 августа 1933 «О неблагополучном положении в Восточно-Сибирской партийной организации». В газетных статьях даются крайне нелестные оценки работы руководства крайкома, которое обвиняют, с одной стороны, в «попустительстве растранжириванию социалистической собственности, самоснабжении, противодействию комиссии по чистке», с другой — в том, что «край не выполнил промфинплан и занял предпоследнее место в стране по развитию сельского хозяйства». Ну «крайний» в этой истории понятен — первый секретарь крайкома ВКП(б) Леонов. А вот с Разумовым — «татарской» креатурой ЦК — в крае связывали небывалые надежды. Именно небывалые! Почему? Немного предыстории.

На строительстве «Казамашстроя» 1932 год

«СИБИРЬ, РАВНЯЙСЯ НА ТАТАР!»

«Всего за советский период Иркутск „пережил“ 22 первых секретарей губкома — окружкома — крайкома — обкома, — пишет сайт „Иркипедия“. — Причем процедура избрания руководителя была максимально отстраненной от самой партийной организации. Впрочем, как и везде по стране, „на местах“. Им велели — они голоснули. ЦК почти никак и никогда не мотивировал причины выбора своей кандидатуры. За исключением единственного случая — назначения на должность первого секретаря Восточно-Сибирского краевого комитета ВКП(б) Михаила Разумова. Уже с начала сентября 1933 года, более чем за месяц до принятия решения ЦК о рекомендации его на должность первого секретаря Восточно-Сибирского крайкома, там же стали появляться публикации, в которых в качестве примера наиболее эффективной деятельности обращалось внимание на положительный опыт возглавляемого именно им Татарского обкома ВКП(б). А уж после принятия решения ЦК, предваряя приезд Михаила Разумова в Иркутск, в местных газетах появляются многочисленные заметки с одобрением этого решения: „Бюро Крайкома и его первый секретарь тов. Леонов оказался неспособным оздоровить районные организации. Но это будет осуществлено во что бы то ни стало под руководством испытанного большевика тов. Разумова, рекомендованного ЦК партии. Татария, где тов. Разумов был до этого секретарем областного комитета партии, заняла первое место в Союзе по всем показателям. И нет никаких сомнений в том, что, возглавляя краевой комитет партии, тов. Разумов под руководством ЦК партии и тов. Сталина, при широкой поддержке и помощи со стороны краевой организации, поведет край по пути побед, по пути превращения из неблагополучного в передовой“. ЦК объяснялся перед „местными“ в своей позиции — такого раньше не бывало!»

Тов. Разумов засучил рукава, но…

Строительство «Казмашстроя», 1932 год

БУРЯТСКО-МОНГОЛЬСКИЙ РАССАДНИК ЯПОНСКОГО ШПИОНАЖА

23 февраля – 3 марта 1937 года в Москве состоялся пленум ЦК партии, который запустил колесо процесса, известного в истории под названием «Большой террор». Кроме совсем уж большой политики (Сталин, Берия, Жданов, Ежов, Каганович, Рыков, Бухарин и прочие) с трибуны форума выступил и Разумов с ярким примером провинциального самобичевания: «Я должен признаться, товарищи, что до недавнего времени мы думали у себя, что Восточно-Сибирская организация сравнительно мало задета деятельностью троцкистов. (Ежов. И немножко покровительствовали им.) Но за последние месяцы мы убедились, что дело не в отсутствии троцкистов и их деятельности, а в плохой работе партийной организации, и прежде всего обкома, по их разоблачению, что дело в слабой политической бдительности областного комитета. Сейчас установлены серьезные факты троцкистской работы, факты вредительства…» Им были названы конкретные фамилии, факты, проступки; оказалось, что вредительство процветало и в оловянной промышленности, и в слюдяной, и в лесной и особенно на железнодорожном транспорте — крушения поездов как-то сразу превратились в диверсии; подведомственная ему Бурят-Монголия стала рассадником национализма и шпионажа в пользу Японии и так далее. «Я могу сказать о себе, что до меня дошли слова, дошли уроки, дошли все указания Пленума ЦК и что наша партийная организация с успехом приложит все силы к выполнению указаний товарища Сталина и решений Пленума ЦК», — завершил свое выступление докладчик.

Иосиф Сталин и Николай Ежов

«ПРИЗНАНИЕ ЗАСЛУГ»

Посыпание головы пеплом не спасло — Разумова арестовали в Москве 1 июня 1937 года, как было сказано в официальной хронике, «во время служебной командировки». Было предъявлено обвинение по ст. 58 УК РСФСР «Контрреволюционная деятельность». В расследование нужно было подбрасывать факты и оценки, так что 27–28 августа на пленуме Татарского обкома партии по Разумову «прохаживались» уже и товарищи с предыдущего места работы: «С точки зрения задач, поставленных февральско-мартовским пленумом ЦК партии и тов. Сталиным, безусловно, убеждаешься в том, что наша организация сильно болела идиотской болезнью — политической беспечностью. Бывшие руководители нашей организации, создавая в организации семейственность, самоуспокоение, беспечность, зажимая всяческими путями критику и самокритику, проводили непартийную линию. Нечего говорить о Разумове. В период работы Разумова в организации была создана такая обстановка, при которой не могло быть нормальной партийной жизни. При Разумове имели место шумиха, парадность, администрирование, очковтирательство, систематические нарушения государственной и партийной дисциплины…»

Михаил Осипович Разумов был расстрелян 30 октября 1937 года по решению «тройки». В ходе террора из 72 лиц, выступавших на февральско-мартовском пленуме ЦК ВКП(б) 1937 года, были расстреляны 52 человека.

В 2005 году Разумов был восстановлен в праве на орден Ленина, которого был лишен сразу после исполнения приговора. За годы существования в Казани авиапромышленности выпущено 22 типа авиационной техники общим числом более 20 тысяч. Здесь и сегодня продолжают строить самолеты…

Подготовил Михаил Бирин