Рафис Бурганов: «Диктовать регионам, что пить – что не пить, неправильно! Страна большая!» — Бизнес и финансы

Рафис Бурганов: «Диктовать регионам, что пить – что не пить, неправильно! Страна большая!»

#Коммерческий #кредит #бизнес и #финансы

Алкогольный федерализм: депутаты Госсовета взбунтовались против возврата во дворы «наливаек» — этого требует федеральный закон

Депутаты Госсовета РТ встали горой за татарстанский «сухой закон», запрещающий продавать алкоголь в заведениях общепита во многоквартирных домах, двери которых выходят во дворы. Несмотря на очевидный исход демарша, Госсовету грозит представление прокуратуры — парламентарии во главе с председателем комитета по экономике Рафисом Бургановым отказались менять строчки «выстраданного» закона. Судьба «наливаек» решится 26 октября на парламентской сессии.

Депутаты Госсовета РТ встали горой за татарстанский «сухой закон», запрещающий продавать алкоголь в заведениях общепита во многоквартирных домах, двери которых выходят во дворы

«ЗАКРЫВ 230 ТОЧЕК, МЫ ПОЛУЧИЛИ ПОКОЙ ВО ДВОРАХ»

История борьбы с «наливайками» началась в марте 2015 года, когда в Татарстане был принят закон N 10-ЗРТ «О дополнительных ограничениях времени, условий и мест розничной продажи алкогольной продукции на территории РТ». Суть и соль его заключается в том, что Татарстан еще более ужесточил «сухой закон», который предписывает запрет на продажу алкогольной продукции с 22 до 10 часов, за исключением ресторанов, кафе, баров и магазинов беспошлинной торговли. В республике тогда был введен полный запрет на продажу горячительного в общепите, расположенном во многоквартирных домах (и пристройках к ним), опять же за исключением ресторанов и кафе. С одной важной поправкой — рестораны и кафе при этом не должны иметь вход для покупателей со стороны двора многоквартирного дома. Понятно почему: чтобы веселые и шумные посетители питейных заведений не нарушали тишину и покой остальных граждан.

Причиной закручивания гаек стало наводнение дворов теми самыми «наливайками», переделанными в бары магазинчиками, которые так уходили из-под запрета на ночную торговлю алкоголем. Однако жители стали засыпать депутатов жалобами на шум и запахи, идущие от расплодившихся рюмочных. Представители бизнеса восприняли нововведение в штыки, мол, это приведет к закрытию многих ресторанов и кафе, которые расположены на первых этажах домов. Но к народному бунту это не привело — крупные рестораторы в итоге смирились и сумели вписать бизнес в установленные рамки, а вот около 230 «наливаек» были стерты с лица Казани. Как заверил сегодня журналистов глава комитета по экономике Госсовета РТ Рафис Бурганов, это дало очень большой социальный эффект. «Закрыв 230 точек, мы получили гораздо больший — в процентном соотношении — покой во дворах. Эти места давали ухудшение ситуации намного», — считает он.

Рафис Бурганов: «Закрыв 230 точек, мы получили гораздо больший — в процентном соотношении — покой во дворах. Эти места давали ухудшение ситуации намного»

Однако все изменилось 29 июля 2017 года, когда был принят федеральный закон «О внесении изменений в ФЗ „О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта (…)“».  Татарстану он аукнулся тем, что регионы были лишены права самостоятельно устанавливать ограничения и запреты на розничную продажу алкоголя при оказании услуг общепита. Татарстанские запреты на дворовую торговлю алкоголем в «наливайках» оказались ничтожными, а парламент РТ теперь вынужден сам своими руками приводить законодательство в соответствие с федеральным, то есть разрешать «наливайки» во дворах. Если не сделать этого, в ГС РТ вскоре может поступить представление прокуратуры.

Однако депутаты дружно встали на защиту татарстанского закона. Бурганов заметил, что ни один закон, наверное, так долго не обсуждался. «Мы можем назвать его нашим выстраданным законом, — заявил глава комитета с жаром. — И надо сказать, что закон дал положительный эффект: резко сократилось число обращений граждан, снизился нелегальный оборот алкогольной продукции, а также число правонарушений, совершенных в состоянии опьянения».

Жаудат Ахметханов (в центре) сообщил, что после принятых Татарстаном ограничений вне закона оказались 229 торговых объектов

«ЗАКОН РАБОТАЕТ, И ЖАЛОБ МЕНЬШЕ СТАЛО!»

Далее слова Бурганова друг за другом стали подтверждать представители надзорных органов и МВД. Так, назначенный недавно глава Госалкогольинспекции Жаудат Ахметханов сообщил, что после принятых Татарстаном ограничений вне закона оказались 229 торговых объектов. Но депутаты напирали с требованиями ответить на вопрос: помог ли республиканский «сухой закон» навести порядок с продажами нелегального алкоголя?

— Выявленное количество [суррогата] и количество изъятой нелегальной продукции у нас каждый год растет. На сегодняшний день 85 тысяч литров уже изъято, а по всей системе (видимо, с учетом МВД — прим. ред.) — 220 тысяч литров, — признался Ахметханов. 

— Есть такая вещь: там, где мы запретили, все равно продают? — призывал к ответу исполнительный директор Госжилфонда при президенте РТ Талгат Абдуллин

— Нет таких фактов, — успокоил Ахметханов.

— То есть закон работает! — торжествовал депутат.

— Закон работает, и жалоб меньше стало! — вторил ему представитель Госалкогольинспекции.

— Я вот хотела бы уточнить: на протяжении тех лет, что принят наш закон, есть статистика, что стало меньше отравлений, дебоширов, драк, разборок? Чтобы мы гордиться могли, что мы приняли правильный закон во имя сохранения здоровья нашего населения, — подключилась к обсуждению владелица торговой сети «Бахетле» Муслима Латыпова.

Ответить ей взялась Ольга Фомичева, замначальника отдела надзора по гигиене питания Роспотребнадзора по РТ. По ее словам, если сравнивать 2014 год, когда закон еще не был принят, и 2016 год, то разница очевидна. «Мы можем констатировать, что количество алкогольных отравлений снизилось вдвое — на 51 процент, и если взять структуру алкогольных отравлений, то мы увидим интересный нюанс: снижение произошло в основном за счет уменьшения количества смертей от спиртов неизвестного происхождения», — заявила она. Так, если в 2014 году отравлений суррогатами было более 400, то в 2016 году подобных случаев было только 96.

Муслима Латыпова высказала опасения, что с отменой закона статистика пьяных драк и прочего беспорядка может вернуться на круги своя

«ТАМ ЖЕ КОНКРЕТНО БЫЛО: РЮМОЧНЫЕ, КОНТИНГЕНТ, КОТОРЫЙ ПОСЛЕ ПОТРЕБЛЕНИЯ ПАЛЕНОЙ ВОДКИ НЕАДЕКВАТНО СЕБЯ ВЕДЕТ»

Начальник отдела организации применения административного законодательства управления общественного порядка при МВД по РТ Алмаз Назиков также заметил улучшение ситуации: «Если в 2014 году было совершено почти 114 тысяч правонарушений, связанных с распитием спиртных напитков в общественных местах, а также с появлением в пьяном виде в общественных местах, то в 2016 году таких правонарушений 86 тысяч».

Поток жалоб от жителей на нарушение тишины и покоя также заметно уменьшился: в 2014 году их было 8,7 тыс., в 2016 — только 6,6 тысячи. Количество преступлений, совершенных в пьяном виде, тоже сократилось — доля убийств по пьянке снизилась на 3,6%, хулиганств — на 21,3%.

— Вы связываете это с тем, что мы ограничили продажу алкоголя в предприятиях общественного питания, которые выходят во двор? — строго спросил Назикова глава комитета Бурганов.

— Да, конечно, особенно правонарушения, связанные с несоблюдением тишины и покоя граждан.

— Там же конкретно было: рюмочные, контингент, который после потребления паленой водки неадекватно себя ведет. Там ведь живут люди, которые хотят отдыхать около подъезда, пенсионерки — для них это единственная возможность воздухом подышать, — снова вступилась за закон Латыпова.

Хозяйка «Бахетле» также высказала опасения, что с отменой закона статистика пьяных драк и прочего беспорядка может вернуться на круги своя, с ней согласен и представитель МВД Назиков. «Мы убрали места конфликта», — поддержал ее Абдуллин. Далее он заявил, что не согласен с тезисом, что у Татарстана «отбирают хороший закон». «Никто ни у кого не отбирает, Мы живем в одной стране. Может быть, есть в стране неправильный закон, может быть, рекомендовать поправки в федеральный закон?» — предложил он.

Слышались мнения — отложить принятие поправок, мол, зачем чесать, где не чешется. Но Бурганов дал понять, что они обязаны привести закон в соответствие с федеральной нормой. Другое дело, что депутаты могут голосовать не только за, но и против. В итоге парламентарии решительно отклонили поправки. Теперь слово за депутатами Госсовета, которым предстоит найти решение 26 октября на ближайшей сессии.

Талгат Абдуллин (слева) не согласился с тезисом, что у Татарстана «отбирают хороший закон»

«МЫ, ЧЕСТНО ГОВОРЯ, В НЕДОУМЕНИИ ОТ РЕШЕНИЯ ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЯ»

«Я по пальцам могу перечислить те законы, которые так тяжело нам давались с точки зрения большого объема работы. Мы, честно говоря, в недоумении от решения федерального законодателя», — признавался Бурганов после заседания комитета. Он не исключил, что в дальнейшем федеральным законом будут установлены подобные ограничения на продажу алкоголя.

«Но у нас страна большая, и диктовать в этой огромной стране, где есть плюс 40 и минус 40, где есть традиции, обычаи и уклады, вплоть до того, что пить — что не пить, что есть — что не есть, было бы неправильно», — считает глава комитета. «Я бы не стал драматизировать, но мы высказали свое мнение по этому законопроекту», — добавил Бурганов. Также он пояснил, что на данный момент в РТ действует закон 2015 года, так как сроки, установленные для изменения законодательства, не истекли. 

Как «БИЗНЕС Online» сообщили в «Татспиртпроме», татарстанский закон 2015 года, вводящий определенные запреты на продажу алкоголя, действительно сыграл свою роль в плане наведения порядка на рынке продажи алкогольной продукции — суррогата стало меньше. Однако это не единственный фактор. «Надо учитывать, что с 2016 года была введена система «ЕГАИС», и она тоже существенно повлияла на снижение уровня распространения суррогатов. Плюс серьезную работу вели правительство РТ, силовые и контролирующие структуры», — сообщили в компании. В 2017 году Госдумой РФ был принят целый пакет законов по ужесточению ответственности за торговлю нелегальным алкоголем, а также за его изготовление и продажу, фальшивые акцизные марки и т. п.

«Меры серьезные: там, где раньше людей лишь штрафовали, сейчас уже могут дать реальные сроки», — говорят в «Татспиртпроме» Так что республиканский закон оказался одним из элементов в целом комплексе мер. Что касается социальной роли запретов, в компании считают, что смягчение ничего хорошего не принесет. «Некоторые предприниматели снова станут заниматься таким бизнесом, и снова появятся негативные социальные последствия», — считают в компании, отмечая, что легальные производители заинтересованы в порядке на рынке. 

«ПО СУТИ, ВАШ ГОССОВЕТ РТ НАРУШАЕТ ЗАКОН»

«БИЗНЕС Online» поинтересовался у экспертов, не избыточны ли запретительные нормы татарстанского «сухого закона» и удастся ли татарстанцам сохранить «выстраданный» закон.

Вадим Дробиз — директор центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя «ЦИФРРА»:

— Я категорически против предоставления каких бы то ни было прав регионам в этом плане. Я считаю ошибочным тот закон, который был принят в 2011 году и предоставил регионам право регулировать продажу спиртного вплоть до введения «сухого закона», это категорически неправильно. Это дало возможность субъектам не порядки наводить, а просто открыло пути для пиара чиновникам и депутатам, а также позволило им душить малый бизнес. Вот и все, что получили мы в результате. Из-за этих полномочий мы потеряли в России 30 процентов легальных торговых точек с лицензиями: у нас на 1 января 2012 года было 305 тысяч в России, сейчас осталось 215 тысяч — на пустом месте. И я считаю, что регионы должны привести свое законодательство в соответствие с федеральным. Но! У нас был недавно неприятный прецедент. Вы помните, что последние три года порядка 50 регионов запретили продавать слабоалкогольные напитки у себя на территории. Было признано нарушение действующего федерального законодательства даже Верховным судом России. Было это полтора года назад. Только 10 регионов исправили эту ошибку. Остальные исправлять не хотели. И ФАС, и прокуратура не стали вступать в судебные тяжбы, а пошли на поводу у регионов. В результате минфин подготовил законопроект, и с 1 января будут запрещены производство и продажа слабоалкогольных тонизирующих напитков. Я не думаю, что регионам теперь будут какие-то послабления в регулировании. То есть, по сути, ваш Госсовет РТ нарушает закон. 

Вся доказательная база эффективности ограничений притянута за уши. Это по принципу, что 1 января был хороший праздник, поэтому весь год будет таким же веселым. Логика такая. А что, в Татарстане ничего не происходило, что могло повлиять на процессы реализации суррогата, причем не обязательно регулирующее алкогольным законодательством? Наверняка происходило, при чем тут этот фактор? Никакого влияния на эти показатели он не мог оказать.

Павел Шишкин — руководитель центра разработки национальной алкогольной политики:

— Регионы имеют право по закону устанавливать дополнительные ограничения к реализации алкогольной продукции вплоть до полного запрета. Есть разное толкование этой нормы федерального закона, в том числе противоречащие друг другу определения Верховного суда. Я считаю, что закон нужно читать одним способом. То, что там написано, то и есть норма. Если регион имеет право устанавливать дополнительные ограничения, вплоть до полного запрета, то это значит, что они могут ограничивать реализацию спиртного, в том числе и в предприятиях общепита с выходом во двор. Федеральный закон дал такое право, и то, что выходит за рамки этого права, является нарушением закона. Местное законодательное собрание может установить такие правила. 

Зуфар Гаязов — председатель правления ассоциации рестораторов и отельеров Казани и РТ:

— Я считаю, что если есть только вывеска кафе, а по сути таковым предприятие не является, то такие заведения не должны заниматься реализацией алкоголя. Во дворах много детей, людей пожилого возраста, и мы должны соблюдать их покой и безопасность, и эта мера вовсе не избыточна. Мне сложно сказать, насколько понизилась реализация суррогата в связи с этим запретом, это нужно выяснять у контролирующих организаций. Я живу в доме, где есть ресторан на первом этаже. И слава богу, что у него нет входной группы внутрь двора. У нас выработались доверительные и правильные отношения с предприятиями, которые производят алкоголь, в первую очередь с «Татспиртпром», который обеспечивает большую часть бюджета за счет уплаты налогов. Мы несем ответственность по продаже качественного алкоголя, произведенного прежде всего в нашей стране. И для этого все условия соблюдены.