Рамиль Насыров: «Я не могу убежать в леса Польши или Киргизии! Это смешно!» — Бизнес и финансы

Рамиль Насыров: «Я не могу убежать в леса Польши или Киргизии! Это смешно!»

#Коммерческий #кредит #бизнес и #финансы

Бывший первый зам Роберта Мусина просил его отпустить, напомнив, что накатал «неформальную экспертизу» дела на 30 листов в помощь следствию

Ценные показания, которые бывший первый зампред правления ПАО «Татфондбанк» Рамиль Насыров дал против своего шефа Роберта Мусина, не смягчили его участь. Накануне суд оставил его под домашним арестом. При этом стало известно, что УФСБ возбудило в отношении него новое уголовное дело, а СК намерен покопаться в делах Татагропромбанка, где Насыров был председателем совета директоров.

КАК ЗА 7 МЕСЯЦЕВ ДОМАШНЕГО АРЕСТА НАСЫРОВА В ЕГО ДЕЛЕ ПОМЕНЯЛИСЬ И АДВОКАТЫ, И СЛЕДОВАТЕЛИ

Вчера в Приволжском районном суде Казани рассматривали ходатайство следкома о продлении меры пресечения в отношении теперь уже бывшего первого заместителя председателя правления ПАО «Татфондбанк» Рамиля Насырова. Насыров был задержан 15 марта, а вместе с ним сотрудники СУ СК по РТ взяли бывшего гендиректора ООО «Новая нефтехимия» Рамиля Сафина, руководителя ООО «Роял Тайм Групп» Евгению Леушину, генерального и финдиректоров ООО «Сувар девелопмент» Андрея Мочалова и Дениса Семенова. Однако до суда «довезли» только троих: 17 марта Насыров был отправлен под домашний арест, на следующий день его участи последовали Мочалов и Семенов, которых позже отпустил на свободу Верховный суд РТ. Насыров же остался коротать период следствия в квартире на улице Вишневского.

Именно оттуда он и был накануне доставлен в суд, в темной водолазке Lacoste, светло-синих джинсах и темных ботинках. Насыров поднялся на третий этаж, где расположен зал судебных заседаний федерального судьи Ильнура Гарифуллина в сопровождении сотрудника сотрудника ФСИН. Выглядел он по-боевому, но был искренне удивлен отсутствию ажиотажа: в отличие от продления ареста своего бывшего руководителя Роберта Мусина, вкладчики будто намеренно проигнорировали заседание, а их лидер Дмитрий Бердников опоздал, и на процесс его уже не пустили.

Кроме родственников Насырова и прессы на этаже также находились следователи следственной группы по делу ТФБ – руководитель группы Игорь Мухин и старший следователь Рустэм Закирзянов. По информации «БИЗНЕС Online», в ходе расследования состав группы полностью изменился, однако ее руководитель остался прежним. Изменения произошли и с другой стороны: по словам родственников Насырова, вместо адвокатов Александра Клюкина и Аиды Хазиевой интересы банкира теперь представляет Заури Читая.


СЛЕДКОМ: «НАСЫРОВ ЯВЛЯЛСЯ ПРЕДСЕДАТЕЛЕМ СОВЕТА ДИРЕКТОРОВ „ТАТАГРОПРОМБАНКА“, В НЕМ ПРОВОДИТСЯ ПРОВЕРКА»

Судебное заседание началось с неожиданного ходатайства следствия о приобщении постановления управления ФСБ по Татарстану о возбуждении в отношении Насырова нового дела по ч.1 статьи статьи 201 УК РФ («Злоупотребления полномочиями»). По словам следователя Закирзянова, дело было возбуждено 9 октября, на данный момент изъято из производства ФСБ, находится в прокуратуре, а в следком еще не поступило. Суть дела не раскрывается, ровно как и не раскрываются фирма, которая считается потерпевшей, и сумма ущерба (если таковая вообще есть).

У стороны защиты данное уголовное дело вызвало искреннее удивление. «Мы возражаем против приобщения данного постановления к материалам дела», – возразил адвокат, добавляя, что вообще не слышал о таком уголовном деле и попросил прочитать соответствующее постановление. Аналогично – то есть, против – высказался и Насыров.

В ходатайстве о продлении срока содержания под домашним арестом следователь же повторил фабулу дела, которую максимально подробно позавчера озвучила и Юлия Мунина. Дело было возбуждено 16 февраля этого года, передано в СК. Всего в деле фигурирует 24 эпизода, сумма ущерба перевалила за 50 млрд рублей, а может и вырасти. Со стороны потерпевших – ЦБ и АСВ – был допрошен некий сотрудник Толмачев. Со стороны свидетелей – все те же громкие имена бывшего премьер-министра Ильдара Халикова, министра экономики Артема Здунова и т.д.

Затем следователь Закирзянов перечислил документальные доказательства вины Насырова, среди которых, считает следком, и показания самого обвиняемого. Также СК, по словам следователя, заинтересовался деятельностью другого канувшего в лету финансового института – «Татагропромбанка». «Обвиняемый Насыров ранее являлся председателем совета директоров ООО „Татагропромбанка“. В настоящее время проводится проверка материалов финансово-хозяйственной деятельности данного банка», – отметил следователь. «Оснований для изменения или отмены меры пресечения нет. Расследование представляет особую сложность», – продолжил следователь и попросил продлить домашний арест Насырова до 16 декабря.

К ходатайству следствия возникли вопросы. В первую очередь – у адвоката Заури Читая.

– Когда последний раз проводились следственные действия с Насыровым? – спросил у следователя адвокат.

– Неоднократно проводились, изучаются материалы, – отвечал следователь. – Последний раз – в июле месяце. Проводится изучение материалов.

– За это время, пока вы проводите следствие, у Насырова обнаружены, изъяты денежные вклады, самолеты, яхты?

– На все, что есть, наложен арест. Сумма достаточная, – уклончиво ответил следователь, вызвав недоумение на лице Насырова, который даже попросил суд дать ему право предоставить подробное объяснение «достаточности его имущества». Суд пояснение отложил.

– Какие организации, подконтрольные Насырову, необходимо проверить? – продолжал адвокат Читая.

– Учитывая обширное влияние ПАО «Татфондбанк»… – попытался ответить следователь, но называть конкретные названия не стал. – Все указано в приобщенном ходатайстве.

– Вы суду пояснили, здесь фигурировали известные фамилии и имена… В чем выражается его [Насырова] причастность?

– Показания свидетелей, ряд экспертиз, показания самого обвиняемого…

– Он признал вину? – уточнил адвокат.

– Он не признал вину.

– В чем выражается подозрение, что он может скрыться?

– У него имеется загранпаспорт.

– Он у вас, вы в курсе?

Прокомментировал ходатайство следствия и сам Насыров «Причастность абсолютно отрицаю», – уверенно ответил банкир. Затем бывший заместитель предправления ТФБ дал пояснение об арестованном имуществе — квартире на Вишневского за 2,5 млн рублей, что, как уточнил сам фигурант дела, весьма скромно для Казани и земельном участке стоимостью 600 тыс. рублей.

Прокурор поддержал ходатайство следствия. «Домашний арест не является наиболее строгой мерой пресечения», – добавил представитель прокуратуры.

«Я НЕ МОГУ УБЕЖАТЬ В ЛЕСА ПОЛЬШИ, Я ХОЧУ ДАЛЬШЕ СОТРУДНИЧАТЬ СО СЛЕДСТВИЕМ»

«Уважаемый суд. Я выслушал позицию следователя и прокурора. Я не отрицаю, что любой виновный, чья вина доказана, должен быть наказан. Но сегодня я кроме общих слов не услышал ничего. Я безусловно возражаю против ходатайства о продлении срока содержания под домашним арестом», – начал свое адвокат Читая. Высказывание прокурора он саркастически прокомментировал известной фразой Лаврентия Берии: «То, что вы на свободе, это не ваша заслуга, а наша недоработка».

По словам Читаи, домашний арест его подзащитного де-факто приравнивается к судебному содержания. Для чего такая строгость? Защитнику не ясно. В своем выступлении он указал, что следственные действия никак не касаются Насырова: дескать, следком допрашивает высокопоставленных чиновников, но они даже не знакомы с Насыровым.

«Сколько украл Насыров, если вообще украл? Нет Насырова в преступлении, не совершал он. 10 месяцев он работал в комитете по кредитованию, по займам. Насыров сотрудничает с ЦБ с 2008 года. Это правовая база. Этот кредит [выданный НКНХ] не противоречит законодательству! Нет нарушения законодательства», – продолжал высказываться адвокат уже по сути дела, добавляя, что перевод долга [с НКНХ на «Новую Нефтехимию»] был согласован лишь Мусиным, вопрос на голосование не выносился, а под документом – лишь подпись председателя правления.

«Он не был там, не подписывал, нет состава преступления», – эмоциально говорил Читая. По словам адвоката, находясь не под домашним арестом, Насыров никуда не сбежит. «Насыров не будет мешать чтению документов центробанка под подпиской, – уверял защитник. – Почему же следствие настаивает на том, чтобы он находился под домашним арестом? Наверное, следствие считает, чтобы на всякий случай он сидел там, где его можно будет найти. Он никуда не собирается. Он патриот своей страны. И самое главное, он не считает себя виновным».

«Я прошу, ваша честь, в ходатайстве следователя отказать и проявить к нему гуманность — изменить на подписку о невыезде, – попросил за своего подзащитного адвокат. – Если он хоть раз помешает следствию, не явится. тогда можно говорить о том, что он неисправимый виновный человек!»

Сам Насыров в своем выступлении был куда менее эмоционален. «Ваша честь, все обстоятельства по данной мере пресечения отпали. Но я хотел бы обратить ваше внимание на то, о чем говорил уважаемый прокурор – скрыться от следствия. В отношении меня проведено всего пять следственных действий, из них три – по инициативе моей. Я полагаю, следствие подтвердит данный факт, мною даны показания, а также, скажем, неформальная экспертиза, она есть у вас в материалах на 30 страницах по всем имеющимся эпизодам уголовного дела, в том числе не относящимся ко мне. Мне кажется непоследовательной позиция следствия — когда 60% следственных действий проводится по инициативе стороны обвиняемого, говорить, что обвиняемый может скрыться», – сказал обвиняемый.

«Я не могу убежать в леса Польши или леса Киргизии. Это смешно, – иронизировал фигурант дела. – И в данной связи хочу дальше сотрудничать со следствием». Насыров также прокомментировал новое дело, которое возбудили в ФСБ. По словам фигуранта, обвинения ему пока не предъявлены, проверке он не препятствует. «У меня все, ваша честь. Я прошу ходатайство следствия отклонить», – подытожил бывший первый зам Мусина.

Судья удалился в совещательную комнату, а в зал, наконец-то, пустили опоздавшего Бердникова. Тот принес в пакете свой легендарный плакат «Вор должен сидеть в тюрьме» и положил его на стол адвоката. Читая, естественно, оказался недоволен этим фактом. Недовольство вылезло в небольшой спор: защитник просил убрать плакат, чтобы тот не мешал. Но Бердников, не изменяя своему стилю, стоял стеной. 

Насыров, тем временем, дискуссировал с представителем прокуратуры по поводу меры пресечения. По словам фигуранта дела, домашний арест не дает ему даже зарабатывать на жизнь. 

– Зато день под домашним арестом засчитывается как день реального срока, – утешил прокурор.

– Вы думаете, это должно меня радовать? – иронизировал Насыров, чем вызвал смех своих родственников и прессы.

Несмотря на все доводы Насырова, судья все же принял сторону следствия. Банкир все же остается под домашним арестом – до 16 декабря.