Рустам Батыр: «Как селфизависимые муфтии позабыли о достоинстве» — Бизнес и финансы

Рустам Батыр: «Как селфизависимые муфтии позабыли о достоинстве»

#Коммерческий #кредит #бизнес и #финансы

За многочисленными репортажами о визите короля Саудовской Аравии в Россию от внимания ускользнула одна показательная деталь

Минувший исторический официальный визит короля Саудовской Аравии Салмана бен Абдель Азиза аль-Сауда в Россию прошел с помпой и скандалом. «Служитель двух Святынь» не стал встречаться с собственными единоверцами и вместо посещения мечети предпочел другие мероприятия. Что это означает, как и почему повели себя в этой ситуации российские муфтии — об этом размышляет автор «БИЗНЕС Online», известный мусульманский и общественный деятель Рустам Батыр.

Минувший исторический официальный визит короля Саудовской Аравии Салмана бен Абдель Азиза аль-Сауда в Россию прошел с помпой и скандалом Фото: kremlin.ru

ПУБЛИЧНЫЙ ПЛЕВОК

Минувший визит короля Саудовской Аравии Салмана бен Абдель Азиза аль-Сауда в Россию прошел с помпой и… грандиозным скандалом. С одной стороны, мы стали свидетелями большого внешнеполитического успеха руководства нашей страны. Ведь КСА, как известно, является сателлитом США и всегда относилась ко враждебному нам лагерю. Однако усилия России, которые за последние годы решительно инициировал Владимир Путин на Ближнем Востоке, похоже, начинают давать свои первые положительные плоды. Возможно, мы начинаем возвращать себе позиции игрока глобальных шахмат, с которым вынуждены считаться, и потому данный визит следует расценивать как отражение нового геополитического расклада в мире. С другой стороны, в рамках данного визита были расставлены все точки над «i» в вопросе подлинного отношения саудовцев к российскому исламу и была продемонстрирована полная несостоятельность подавляющего числа муфтиев в качестве контрагентов государства в контексте задач народной дипломатии.

За многочисленными репортажами о визите короля Саудовской Аравии в Россию от внимания широкой общественности ускользнуло одна, казалось бы, незначительная, но в то же время очень показательная деталь: «Служитель двух Святынь» не стал встречаться с собственными единоверцами и вместо посещения мечети предпочел другие мероприятия, например, визит в МГИМО, где ему вручили степень почетного доктора наук. «Теперь я – доктор Салман», – с большим удовлетворением отметил там счастливый король. Все это красноречиво говорит о приоритетах «исламского» монарха. Нам четко дали понять: мы, российские мусульмане, в его приоритеты никак не входим, а идея исламского братства нужна королю лишь как украшение своих речей, но не как руководство для действия, хотя бы даже на уровне символических жестов.

В этой ситуации публичной демонстрации неуважения единственным из отечественных муфтиев, кто встал на защиту элементарного достоинства российских мусульман, оказался председатель ДУМ РФ муфтий шейх Равиль хазрат Гайнутдин, который в ответ отказался принимать участие во встрече, устроенной королем на следующий день после дня пятничного моления отдельно для нескольких муфтиев. Остальные же его коллеги по цеху с радостью поехали фотографироваться с богатейшим монархом мира. При чем поехали именно те, кто в отличии от Равиля хазрата год назад принимал «грозненскую фетву», направленную против идеологии прежде всего саудитов. Как говорится, и смех, и грех.

Произошедшее как ничто другое говорит не столько о моральном облике саудийского короля (с этим в отношении человека, который тратит $ 100 млн. на свой отпуск, уже все давно ясно), сколько о тех, кто стоит во главе религиозной жизни нашего народа и их неспособности просчитывать последствия своих действий на несколько шагов вперед. И прежде, чем представить вниманию читателя свою небольшую аналитику в данной связи, ваш покорный слуга должен сделать то, к чему призывает нас ислам: найти сорок оправданий для верующего. В самом деле, возможно, у короля была какая-то весомая причина не поехать на пятничную молитву в мечеть?

Салмана бен Абдель Азиза аль-Сауда на международной арене вес придает прежде всего то, что именно на территории его страны находятся две главные мусульманские мечети Фото: kremlin.ru

СОРОК ОПРАВДАНИЙ

Возможно, глава КСА не поехал в мечеть по соображениям безопасности? Весомый аргумент, но в данном случае он не работает. Посетить Московскую Соборную мечеть сочли за честь главы многих государств: президент Египта Гамаль Абдель Насер, премьер-министр Ирака Нури аль-Малики, премьер-министр Ливана Рафик Харири, президенты Кыргызстана Аскар Акаев и Алмазбек Атамбаев, президент Ирана Сайед Мохаммад Хатами, президент Ливии Муаммар Каддафи, глава Палестины Махмуд Аббас, президент Турции Реджеп Эрдоган и многие другие высокопоставленные лица. Московскую Соборную мечеть посещали и главы Российского государства: сначала Дмитрий Медведев (будучи Президентом страны), а затем и Владимир Путин. И никаких ЧП ни с кем из ее гостей никогда не случалось: мусульмане и российские спецслужбы, отвечающие за безопасность больших людей, отрабатывают такие мероприятия на высочайшем уровне. В конце концов, мечеть можно было бы посетить и не на пятничную службу, а в другое время, когда легче регулировать поток посторонних.

Возможно, все дело в том, что визит короля в Россию носил сугубо государственный характер? Во-первых, одно другому не мешает, а в данном случае подобный ход только помог бы достижению заявленных целей. Ведь это был первый в истории визит короля в нашу страну. Любое апеллирование к культурной близости наших двух достаточно разных стран только лишь послужило бы делу. Поэтому разыграть карту мусульманской составляющей России «исламскому» королю сам Бог велел. Неслучайно, МИД России направил в ДУМ РФ официальное письмо с просьбой рассмотреть возможность посещения королем КСА Московской Соборной мечети. Во-вторых, Салман бен Абдель Азиз как никак глава теократического государства, первый титул которого «Хранитель двух Святынь». Ему на международной арене вес придает прежде всего то, что именно на территории его страны находятся две главные мусульманские мечети. И российские мусульмане среди прочих, ежегодно совершая хадж, вносят свой вклад в благосостояние и процветание Саудовской Аравии. Поблагодарить единоверцев за то, что они верны вековым традициям ислама должно входить, на мой взгляд, в правило хорошего тона для «Хранителя двух Святынь».

Возможно, что Салман был ограничен во времени? Это неправда. Визит длился четыре дня и был весьма далек от того, чтобы быть расписанным по минутам.

Возможно, 82-летнему Салману помешало посетить мечеть слабое здоровье? Участвовать в других мероприятиях здоровье ему же не помешало. Да и потом с ним в Россию прибыла королевская рать из 1200 персон (некоторые СМИ называют цифру 1500 человек), состоящая из его сыновей, министров и прочее. На худой конец в мечеть можно было бы отправить наследного принца или хотя бы министра по делал вакуфов, отвечающего за религиозные дела в Саудии, который от имени короля и засвидетельствовал бы почтение российским верующим. Но даже этого не было сделано.

В этой ситуации публичной демонстрации неуважения единственным из отечественных муфтиев, кто встал на защиту элементарного достоинства российских мусульман, оказался председатель ДУМ РФ муфтий шейх Равиль хазрат Гайнутдин (справа)

МАЛЕНЬКАЯ РАДОСТЬ

В общем, все говорит о том, что ничто не мешало саудитам выразить мусульман России уважительное отношение. Пикантность ситуации придает тот факт, что на декоративную – внимание! – девятиминутную встречу с королем, как уже было сказано, поехали именно те татарские муфтии, которые страстно поддержали принятие грозненской фетвы чуть более года тому назад. А в ней помимо прочего говорилось: «Эти секты разделяют мусульман, разжигают среди них ненависть и смуту, порождают экстремизм и терроризм, проливают кровь праведных ученых. Поистине, они отступили от истины, вышли из религии, подобно стреле, выпущенной из лука.  <…> Кто они, эти заблудшие секты современности, которые появились в России и в других странах? Это: – ваххабиты – последователи Мухаммада бин Абдуль Ваххаба ан-Наджди…» 

Религиозная идеология в КСА построена на учении того самого Мухаммада Абдуль Ваххаба. Поэтому там принятие фетвы восприняли как оскорбление. Разгорелся масштабный международный скандал. Улаживать его в эр-Рияд вылетел глава Чечни Рамзан Кадыров. Естественно, официально никто не стал признавать извинения как цель его поездки в КСА. Однако эксперты в один голос говорят, что Рамзан Ахмадович поехал туда спасать репутацию России и заглаживать последствия того, что понапринимали российские муфтии. Среди них: Талгат хазрат Таджутдин, Альбир хазрат Крганов и еще один молодой любитель селфи в чалме из Поволжья. Единственный из федеральных российских муфтиев, кто тогда не просто воздержался от подписания фетвы, но и прямо выступил против нее, говоря, что ее текст недальновидный, что он только навредит нашей стране и при этом не принесет никакой реальной пользы в деле борьбы с радикализмом, оказался Равиль хазрат Гайнутдин, команда богословов которого разработала свой вариант определения сути исламской ортодоксии. Но сегодня именно подписанты фетвы, спешно забыв о своих былых богословских достижениях и проглотив горечь обиды от надменного отношения саудовского короля к российским мусульманам, поспешили в его фешенебельные апартаменты отеля «Four Seasons» у Кремля.

Простые мусульмане отреагировали на их метамарфозу и селфизависимость едкими комментариями в соц. сетях. «Успешная борьба с ваххабизмом на постсоветском пространстве, – написал Shamil Shaikhutdinov в Фейсбуке, – о которой наши высоко-духовные лидеры, опережая друг друга, докладывали в Москву, завершилась умелительным селфи с мировым лидером ваххабизма». «Н-да. То пальцем тычут как на плохих мусульман-салафитов (ваххабитов), – отреагировал usmanovs.official из Инстаграм –  то шеи вытягивают ближе к телу».

Похоже, что подписантов «грозненской фетвы» король пригласил к себе на шелковый ковер (горы ковров вместе с дорогой мебелью и позолоченным трапом для самолета он привез из дома в большом количестве) с одной единственной целью – не лишать себя в изнурительном путешествии маленькой земной радости: взглянуть в глаза тем, кто так рьяно умеет махать богословской шашкой на бумаге. Взамен полученного удовольствия монарх великодушно позволил этим борцам с мировым ваххабизмом (конечно же, предварительно потомив их в комнате ожидания) рассказать ему в течении трех с половиной минут об истории ислама в России и сфотографироваться рядом с собой на добрую память. А злопыхатели говорят, что у саудовцев проблемы с чувством юмора. Думаю, даже английская королева по достоинству оценила бы столь тонкий ход своего саудовского коллеги.

Дальше – больше. На следующий день саудовские газеты опубликовали фото короля с муфтием Талгатом хазратом Таджутдином и вынесли в заголовок слова муфтия Чечни Салаха Межиева: «Визит Служителя двух Святынь в Россию является историческим и открывает новые горизонты для ее мусульман». Другими словами, девятиминутная «встреча» с королем саудовской стороне нужна была лишь для того, чтобы закрепить за собой статус победителя в той идеологической войне, которую инициировали подписанты «грозненской фетвы» и которая захлебнулась практически сразу, так и не успев толком начаться. Сначала от фетвы отреклись многие богословы из арабских стран, которые принимали участие в ее разработке. Затем оправданность категоричности ее суждений пересмотрел сам Салах Межиев, бывший главным зачинщиком принятия фетвы. Еще в марте с.г. после ответной конференции в Мекке, куда его любезно пригласили саудовские богословы, он, в частности, заявил: «Истина не принадлежит одному и не является чей-либо собственностью. Прежде всего нужно подвергать сомнению свое личное мнение, нежели мнение других, а также не навязывать свои убеждения, а приводить доказательства в ходе мирного диалога». Кульминацией же всей этой эпопеи стала «встреча» короля КСА с подписантами «грозненской фетвы», которую саудиты восприняли не иначе, как акт их окончательной капитуляции.

И вот вам, дорогие читатели, еще одна вишенка на торте: «Данная Фетва является согласованным решением Муфтиев и ученых России и обязательна к исполнению всеми мусульманскими организациями на территории Российской Федерации». Не фетва, а просто песня. И главная проблема здесь не в непоследовательности подписантов «грозненской фетвы», а в том, что они откровенно не справляются со своими задачами народных дипломатов. Не Путин должен первым открывать для России врата в исламский мир. Это зона ответственности отечественных лидеров ислама. И в данном контексте подобные недальновидные фетвы просто неуместны, ибо мешают общему делу.

Погружаясь в ее бескрайную толщу, мы отчетливо начинаем осознавать, что ничто не ново под луною, ибо все старо, как мир Фото: islam-today.ru

ДВА АРХЕТИПА

Пока наши муфтии собирают лайки под фото с саудовским королем, отвлечемся на одну минутку и вспомним историю ислама. Погружаясь в ее бескрайную толщу, мы отчетливо начинаем осознавать, что ничто не ново под луною, ибо все старо, как мир. Нынешние муфтии – не исключение. В данной связи мы можем выделить два условных исторических архетипа религиозных деятелей, которые неизменно воспроизводят себя в разное время, у разных народов и в разных странах. В рамках ханафитской традиции эти архетипы восходят к двум известным людям: имаму Абу-Ханифе и имаму Абу-Юсуфу.

Как известно, эти два исламских религиозных ученых были зачинателями ханафитского мазхаба. Но несмотря на это они кардинально расходились не только в используемой богословской методологии, но и в нравственном отношении. Абу-Юсуф был неисправимым угодником власти, который высшим счастьем для себя считал возможность быть подле нее. «Ты склонишься к мирскому», – как-то сказал Абу-Юсуфу учитель, прекрасно знавший его характер. Так оно и случилось: Абу-Юсуф умудрился состоять на службе аж при трех халифах и нажить своим услужливым верноподданством немалые для себя богатства.

Абу-Ханифа же дает нам пример совершенно другой модели взаимоотношений с властью. Как отмечает его биограф ас-Саймири, «повелители уважали его». Однако имам всегда сохранял от них независимую позицию, ведь только будучи непредвзятым в своих суждениях религиозный деятель может приносить настоящую пользу обществу. Поэтому Абу-Ханифа принципиально отказывался от всех государственных должностей (читай: опеки чиновников), которые ему многократно предлагали. «Нам бы хотелось, чтобы Вы нас чаще навещали», – сказал ему однажды халиф аль-Мансур. «И что же я буду делать при Вас, – ответил имам, – приблизив к себе, Вы совратите меня, отдалив же – опозорите».

Для того, чтобы лучше понять характеры ученых, приведем две истории, которые характеризуют наших героев в контексте интересующей нас темы взаимоотношения духовных лидеров с властью.

Сначала Абу-Ханифа. Средневековые биографы сообщают, что имам поддерживал дружеские отношения с аббасидским военоначальником Хасаном ибн Кахтабой, которого мучила совесть из-за того, что его, боевого генерала, кровавый режим  периодически привлекает для подавления внутренних мятежей, т.е для убийства собственных единоверцев. «Могу ли я покаяться в своих грехах?» – спросил как-то Хасан у Абу-Ханифы. «Можешь, – ответил он, – только ты в таком случае больше не должен возвращаться к содеянному». Когда в халифате разгорелось очередное восстание и Хасан ибн Кахтаба оказался среди вероятных претендентов на роль его палача, Абу-Ханифа сказал ему: «Хасан, вот теперь настало время для твоего покаяния». Мусульманские историки отмечают, что моральная поддержка имама помогла генералу не идти против своей совести и в итоге ему удалось избежать участия в карательных операциях против мусульман (он в нужный момент сумел получить от халифа боевое задание на границе с Византией). Здесь важно подчеркнуть, что Абу-Ханифа отнюдь не был анархистом или антисистемщиком. Он просто был тем человеком, который сохранял верность своим принципам и помогал в этом же другим, даже в условиях тоталитарного режима. И нужно сказать, что он тем самым сильно рисковал, ведь тогда халифы особо не церемонились со своими подданными, тем более имеющими независимую позицию.

Теперь Абу-Юсуф. Однажды глубокой ночью в дверь его дома постучал привратник халифа и потребовал явиться во дворец. Абу-Юсуф спешно накидывает халат, вскакивает на мулла и во всю прыть мчится к повелителю правоверных. «Меня вызывают в такое время только ради великого дела, постигшего исламский мир», – гадает он о причине столь срочного вызова посреди ночи. «Великим» делом оказалось весьма прозаичный, хоть и не лишенный своей пикантности, инцидент: халиф ар-Рашид по пьяни поругался со своим везирем Джафаром. А причиной ссоры двух друзей стало то,  что халифу приглянулась новая наложница Джафара, и он попросил ее к себе на ложе. Однако везирь по пьяной дурости решительно отказался ублажить волю повелителя правоверных. В итоге, каждый из них настаивая на своем, поклялся в том, что разведется со своей любимой женой, если откажется от принятого решения. «А потом они опомнились от хмеля,– сообщают нам средневековые авторы – и поняли, что попали в великое дело, и были бессильны придумать какую-нибудь хитрость». Клятвенные обязательства – это одна из тем исламского права и уметь при необходимости выпутываться из них могут только опытные правоведы, каковым и был Абу-Юсуф. Приехав во дворец, он услужливо решил задачку в два счета. Клятвенные обязательства были благодаря изощренной казуистики сняты, наложница передана халифу, а верноподданный казый в награду от него получил целую торбу золота. «Нет пути к вере и благам мира легче и ближе, чем путь знания», – бахвалился Абу-Юсуф позже об этой удаче своим друзьям.

Итак, перед нами два архетипа: Абу-Ханифа и Абу-Юсуф. Первый – ученый, никогда не теряющий своего достоинства и возвышающий голос благоразумия и правды даже

тогда, кода это становится опасным. Второй – всегда готовый потворствовать сильным мира сего в любой их блажи и непредсказуемости.

Глава Чечни, которая, как известно, больше всех в нашей стране пострадала от разгула псевдоиламского радикализма, пытается в своей непростой борьбе опереться на духовный потенциал ислама Фото: kremlin.ru

ЭПИЗОДЫ В ОТНОШЕНИЯХ С «ХАЛИФОМ»

Держа во внимании эти два архетипа, перенесемся обратно в наши дни, ведь история взаимоотношений власти и духовных лидеров – это вечная тема. Меняются поколения, страны и народы, но выбор того, как религиозному деятелю строить отношения с сильными мира сего, стоит во все времена одинаково. И хотя текущая фактура может быть разной, история всегда повторяется: архетипы воссоздают себя почти без существенных изменений.

Один эпизод данной истории под названием «грозненская фетва» в этих отношениях мы уже видели. Глава Чечни, которая, как известно, больше всех в нашей стране пострадала от разгула псевдоиламского радикализма, пытается в своей непростой борьбе опереться на духовный потенциал ислама. Это естественно и вполне логично, ведь данную проблему не разрешить только лишь силовыми методами. Всегда готовые поддержать влиятельного политического деятеля российские муфтии разрабатывают нужную фетву против идеологии религиозного экстремизма. «Вот оно решение!» – твердят они в один голос. Но, как оказалось, фетва не только никак не помогает в реальной борьбе с экстремизмом и терроризмом, но более того она наносит нашей стране огромный вред, ибо ссорит ее с влиятельными силами в исламских странах, с которыми нам бы лучше дружить. Многие деятели ислама предвидели подобные последствия фетвы изначально. Но как сказать об этом суровому «халифу»? Это ведь не кто-нибудь, а сам Рамзан. Единственным, кто не побоялся исполнить долг исламского пастыря в данной ситуации, оказался Равиль хазрат Гайнутдин. Коллеги по цеху тогда спустили на него всех мыслимых и немыслимых собак. Но он выстоял и, как оказалось, был абсолютно прав. А ведь Рамзан Ахмадович, как рассказывают люди хорошо его знающие, стремится быть добропорядочным мусульманином. Он, как и многие кавказцы, с большим уважением относится к религиозным деятелям и всегда готов поменять свое мнение и решение, если в интересах мусульман надо поступать иначе. И вместо того, чтобы направить в нужное русло виденье «халифа», наши духовные отцы поступили ровно противоположным образом. Все, кроме одного человека – Равиля хазрата. Зато все остальные прекрасно воспользовались радушным приемом Рамзана, поели жареного барашка и пополнили свой инстаграм лакшери фото с влиятельными людьми из Чечни.

Эпизод второй – разрыв отношений с Турцией. Мы все помним, как президент России поставил на место турецкое правительство, вступившись за наших боевых офицеров, один из которых отдал жизнь в борьбе со злом мирового терроризма. В той ситуации это было единственно верное решение. При этом пойдя на столь решительный шаг наш национальный лидер несколько раз подчеркнул о своем уважении к трудолюбивому и гостеприимному турецкому народу. Российские чалмоносцы, узрев гнев «халифа», стали наперегонки сыпать проклятия в адрес Турции или в лучшем случае отмалчиваться в тряпочку, забившись в угол публичного избегания данного вопроса. А ведь до этого некоторые из них дружили с турками взасос, что не сразу и оторвешь, а некоторые даже учились там, имели друзей.  Тогда немногим хватило мудрости понять, что ссора между странами не будет вечной, а значит в интересах нашей страны, пока официальные отношения заморожены, активизировать каналы народной дипломатии. Ведь не зря же Президент принципиально и четко развел понятия турецкого народа и правительства. Российские мусульмане для этого негласного внешнеполитического тандема с нашим государством подходили больше всего. Татары – особенно. Естественно, никто из официальных чиновников не стал им подсказывать, как нужно было себя вести. Здесь должна быть своя голова на плечах. И не только голова, но и мужественное сердце, ведь общество тогда стали стремительно накачивать антитурецкими настроениями. Такое мужество и проницательность нашлись только у одного человека – Равиля хазрата. Он единственный из российских муфтиев, кто в период всеобщей антитурецкой истерии неоднократно и публично призывал к сохранению дружеских отношений с турецким народом. Конфликт в итоге был исчерпан. Официальные отношения, а вместе с ним и наши муфтии, снова разворачиваются на 180 градусов. И вот чалмоносцы как ни в чем не бывало уже шлют на берег турецкий воздушные поцелуйчики искренней любви своим старым друзьям. Восхищенный Абу-Юсуф им стоя аплодирует.

Эпизод третий – введение в школах основ традиционных религий. У Татарстана на сей счет есть своя принципиальная позиция: школа должна быть скрепой общества, а не местом разделения наших детей по конфессиональному признаку. Кто из российских муфтиев разделяет такой же подход? Снова Равиль хазрат и те религиознее деятели ислама, которые стоят за ним. Он многократно в публичном пространстве высказывал чаяния простых мусульман, которые не без оснований опасаются, что данная инициатива в общеобразовательной школе в стратегической перспективе может не только нанести урон межконфессиональному согласию в России, но и катализировать процессы ассимиляции татар и других мусульманских народов. А что наши, татарстанские? Они отмалчиваются, ибо позицию Татарстана в данном вопросе не поддерживают. Однако против своего «халифа» они пойти не могут, но и открыто поддержать в данном вопросе их мудрую – и я убежден, самую лучшую межконфессиональную региональную политику в стране – по целому ряду причин боятся. Потому и лицемерно молчат.

КТО ЕСТЬ КТО

Итак, легко заметить, как в деятельности наших муфтиев проступают давно знакомые черты двух исламских архетипов Абу-Ханифы и Абу-Юсуфа. Фоткаться с раскрытыми ханафитскими книгами на столе или размещать в соц. сетях постеры с цитатами из них это еще не значит быть последователем великого имама. Куда важнее следовать его жизненным принципам. Однако попав однажды под магическое влияние слепящего ореола власти многих наших чалмоносцев безвозвратно затягивает трясина абуюсуфщины. Ведь далеко не все из них могут выдерживать высокие нравственные стандарты Абу-Ханифы и сохранять верность принципам тогда, когда для этого требуется внутреннее мужество и дальновидная мудрость.

Минувший визит короля принес не только подвижки в экономических и политических отношениях между нашими странами. Саудийский монарх помог нам лучше понять, кто есть кто на самом деле среди российских лидеров ислама. Одни муфтии, будучи по природе своей масштабными государственниками, строят свою деятельность исходя из фундаментальных принципов и глубинных интересов общества. Эти люди всегда надежны и непоколебимы как скала. И их дальновидность делает их надежными партнерами государства и общества. Другие же держат нос по ветру и меняют свою позицию так же часто и стремительно, как прокручивают ленту новостей в фейсбуке. На первый взгляд, с ними, конечно же, удобнее: они покладистые и послушные, мурлычат, когда их гладишь. Но в разведку с ними лучше не ходить. Продадут за торбу золота или даже за тридцать серебряников сразу, как только представится такая возможность. Сегодня они уже подставляют нашу страну тем, что говорят «халифу» не то, что должно, а то, что, как им кажется, от них хотят услышать. Но это всегда выходит боком. Рано или поздно.