«Слушай, как ты без куртки ходишь?»: как Сечин ловил Улюкаева на «корзинку с колбасой» — Бизнес и финансы

«Слушай, как ты без куртки ходишь?»: как Сечин ловил Улюкаева на «корзинку с колбасой»

#Коммерческий #кредит #бизнес и #финансы

Обвинение обнародовало запись беседы главы «Роснефти» и министра, которая не объясняет появления помеченных $2 млн в машине чиновника

Вчера на процессе по делу Алексея Улюкаева обвинение зачитало распечатку его разговора с Игорем Сечиным, где нет ни слова про деньги. По словам самого бывшего главы минэкономразвития, он думал, что его потчуют вином. Корреспондент «БИЗНЕС Online» с интересом выслушала весьма любопытную запись, сделанную с помощью аппаратуры ФСБ. Как сообщили нашему изданию адвокаты чиновника, теперь уже они намерены вызвать главу «Роснефти» в суд для дачи показаний — у них к нему накопилось много вопросов.

На третье заседание в Замоскворецкий суд, где вчера продолжился процесс по делу Алексея Улюкаева, самого обвиняемого привезли с задержкой на 5 минут Фото: Игорь Дубских

«МЫ ОЖИДАЛИ ПОЛОЖИТЕЛЬНОГО ЭФФЕКТА ДЛЯ БЮДЖЕТА ОТ ПОКУПКИ «РОСНЕФТЬЮ» ПАКЕТА АКЦИЙ»

На третье заседание в Замоскворецкий суд, где вчера продолжился процесс по делу Алексея Улюкаева, самого обвиняемого привезли с задержкой на 5 минут. Экс-министр появился с большой серой сумкой, из которой тут же деловито достал и выложил на стол большую тетрадь и электронную книгу. Одет он был традиционно в серую рубашку и куртку цвета мокрого асфальта. На такой малозначительный факт можно было и не обратить внимания, однако в свете прозвучавших далее откровений эта деталь показалась по-своему символичной. Как выяснилось в ходе слушаний, в злополучную для себя ночь с 14 на 15 ноября 2016 года тогда еще глава минэкономразвития приехал в офис «Роснефти» налегке, без верхней одежды. Игорь Сечин проявил лицемерную заботу о своем госте, посоветовав ему ходить «в курточке». Именно с этих невинных реплик начался разговор между потерпевшим и обвиняемым, расшифровку которого (мы приведем ее ниже) зачитал прокурор Борис Непорожный. Когда он начал цитировать беседу, Улюкаев беззвучно рассмеялся. Периодически улыбались и его адвокаты. 

Но для начала прокуроры пригласили в суд своего единственного в этот день свидетеля — Юлию Москвитину 1991 года рождения. Несмотря на относительную молодость, девушка работает ведущим советником департамента корпоративного управления минэкономразвития. Вчера говорила она так тихо, что не только адвокаты, обвинители и судья Лариса Семенова время от времени просили ее «прибавить громкость», но без особого результата. Видимо, дача показаний против бывшего начальника давалась свидетельнице нелегко, возможно, поэтому на многие вопросы она отвечала «не помню».  

Прокурор настойчиво спрашивал свидетельницу, в частности, о докладе по приватизации «Башнефти», подготовленном в МЭРе в ответ на поручение вице-премьера Аркадия Дворковича проработать вопрос об участии «Роснефти» в этой сделке.

— Мы ожидали положительного эффекта для бюджета от покупки «Роснефтью» пакета акций «Башнефти». Это было отражено в докладе, —  сказала свидетельница и сообщила, что Улюкаев, «кажется, по существу ничего не правил, положительных фраз не вычеркивал». 

Однако прокурора такой ответ не удовлетворил, и он спросил:  

— После того как министр Улюкаев прочел проект доклада и завизировал, вы видели проект, который он подписал?

— Да, — ответила девушка. 

— А вы видели, вычеркнул ли он фразы и про участие «Роснефти», и про положительный эффект для бюджета? Вы помните или не помните? Не надо фантазировать, — строго предупредил прокурор и в итоге добился своего. Свидетельница сказала, что точно не помнит, как выглядела итоговая версия документа. 

Москвитина также сообщила, что Улюкаев не давал поручения сотрудникам министерства затягивать процесс приватизации башкирской компании. 

— Такого, чтобы мы затягивали что-то или не отвечали на какие-то письма, которые к нам поступали, не было, — сказала она и затем добавила, что все формальные процедуры по приватизации «Башнефти» были соблюдены. 

В распоряжении следствия в качестве доказательства вины Улюкаева оказались две аудиозаписи его разговоров с Сечиным Фото: «БИЗНЕС Online»

«ВЫ НЕ МАШИТЕ ГОЛОВОЙ, А ОТВЕЧАЙТЕ»

Выслушав ее ответы, адвокат Улюкаева Тимофей Гриднев попросил уточнить, вводил ли ВТБ дополнительный критерий отбора для покупателей «Башнефти», в частности, устанавливались ли ограничения для компаний, которые прямо или косвенно контролировались государством.

— Были приведены общие критерии, — ответила девушка. 

— Давайте пройдемся по общим критериям, потому что они не общие, — парировал защитник. 

— Я не помню, — почти взмолилась Москвитина.

— Хорошо. Давайте вернемся к поручению Дворковича, — не унимался адвокат и спросил ее, направляло ли Росимущество свое мнение о том, как участвовать в приватизации госкомпаниям.

Свидетельница сообщила, что было письмо из Росимущества с возражениями против участия госкомпаний в приватизации «Башнефти». 

— А получали ли вы мнение от минэнерго? — поинтересовался Гриднев. 

— Да. Мы получали мнение Алексея Текслера (первый замминистра энергетики — прим. ред.).

— И какова была его позиция? — продолжил адвокат.

— Что участие госкомпаний нецелесообразно. 

— Правительство считало это нецелесообразным? — задал еще один уточняющий вопрос адвокат. Но тут выступил с протестом прокурор Непорожный: 

— Как сотрудник министерства может отвечать за позицию правительства?

— Вопрос отклоняется, — поддержала Непорожного судья. 

Адвокат Виктория Бурковская также уточнила, отличался ли процесс приватизации «Башнефти» от других компаний, в частности, от «Алроса».  

—  В целом нет. Стандартный набор процедур, — призналась девушка. 

Затем следователи огласили показания Москвитиной, которые были даны в ходе следствия. Оказалось, что тогда она помнила, как шло согласование текста доклада по приватизации «Башнефти». В частности, по результатам поручения Дворковича препятствий для «Роснефти» обнаружено не было. А ссылка о возможности установления дополнительных критериев для покупателей включена была по поручению ее начальника Ивана Безменова, а тот получал указание от своего руководителя Оксаны Тарасенко, которая напрямую общалась с министром Улюкаевым. Отсюда вытекало, что инициатором включения формулировок относительно потенциальных покупателей был Улюкаев. Он же лично вычеркнул и фразы о дополнительной выгоде от сделки с «Роснефтью» из итоговой и согласованной со всеми версии доклада.  

— Свидетель, вы давали такие показания, вы их подтверждаете? — спросил прокурор.

— Да, — согласилась Москвитина.

— Полностью? — уточнила судья и, не услышав ответа, добавила. — Вы не машите головой, а отвечайте. 

— Да, — сказала она. 

После того как закончился допрос свидетеля, прокурор попросил перерыв на 15 минут и сообщил, что у них еще будут доказательства. 

— Доказательства или свидетели? У нас же вроде допрос свидетелей. Предполагалось сначала допросить порядка 30 свидетелей обвинения и лишь потом перейти к письменным материалам, — недоуменно заявил адвокат Гриднев. 

—  Допрос — свидетелей, а будут доказательства, — заявила судья и объявила перерыв.  

Тимофей Гриднев: «Нам вообще не говорят, кто придет, мы готовимся ко всем свидетелям сразу, а теперь выясняется, что меняется установленный судом порядок исследования доказательств» Фото: ©Илья Питалев, РИА «Новости»

20 ТЫСЯЧ СТОДОЛЛАРОВЫХ КУПЮР ОБРАБОТАЛИ ПРЕПАРАТОМ «ТУШЬ СЕМЬ»

После перерыва прокуроры предложили перейти к исследованию письменных материалов дела. Адвокат Гриднев не выдержал и заявил ходатайство — мол, без всякого предупреждения меняется ход процесса: 

— Нам вообще не говорят, кто придет, мы готовимся ко всем свидетелям сразу, а теперь выясняется, что меняется установленный судом порядок исследования доказательств.  

Гриднева поддержали остальные трое защитников и обвиняемый. Однако судья согласилась с обвинением, и в зал тут же принесли две коробки с плотно набитыми томами дела. Защитник потребовал, чтобы прокурор сначала огласил, какие именно документы он собирается исследовать. «Мы же полностью меняем Уголовно-процессуальный кодекс», — не унимался Гриднев, но безуспешно. Адвоката снова осадили, после чего прокурор Непорожный привычным жестом поддел за корешок первый том из коробки и зачитал заявление бывшего главы службы безопасности «Роснефти» Олега Феоктистова, которое было направлено на имя директора ФСБ Александра Бортникова

— Мною получены достоверные данные о том, что министр экономического развития требует 2 миллиона долларов за оказание содействия при приобретении акций «Башнефти» «Роснефтью». Он дал понять, что в случае отказа создаст препятствия для реализации этой сделки, — процитировал прокурор заявление, подписанное также Сечиным. Гриднев не преминул заметить, что вообще-то заявление подавалось одним Феоктистовым.  

— Я только что зачитал заявление, подписанное Сечиным и Феоктистовым, — парировал прокурор.

Затем он рассказал, что первоначальную проверку заявления на Улюкаева проводил глава управления «К» СЭБ ФСБ Иван Ткачев, а руководство «Роснефти» выразило согласие на проведение с участием своих сотрудников оперативных мероприятий с целью пресечения преступления. Был также предъявлен акт осмотра и передачи денежных купюр в размере $2 млн оперуполномоченному ФСБ Калиниченко. Акт был оформлен в присутствии Сечина, Феоктистова и представителей общественности.

— Вы говорите: Калиниченко, Сечин, Феоктистов и еще какие-то представители общественности. Могли бы вы назвать их фамилии? — попросила адвокат Лариса Каштанова.

— Закон не предусматривает задавание стороной защиты вопросов стороне обвинения, — парировал прокурор. 

— Обвинители имеют право предоставлять доказательства по своему усмотрению, — уже традиционно поддержала судья. 

После этого Непорожный продолжил цитировать выдержки из дела и сообщил, что с теми самыми неназванными представителями общественности был проведен инструктаж. При этом было приготовлено 20 тысяч стодолларовых купюр, которые переписали, обработали препаратом «Тушь семь» и уложены в коробку, а затем в сумку плотного материала и помещены в тканевый пакет. В пакете же был ключ с плетеным номерком. Первый этап оперативного эксперимента прошел в кабинете 381 по адресу ул. Большая Лубянка, 12. После всех процедур деньги были возвращены Сечину. Второй этап разворачивался непосредственно в офисе «Роснефти» на Софийской набережной, где и был задержан Улюкаев. 

На суде рассказали о том, что Улюкаев не состоит на учете у психиатра, врача-нарколога и не имеет судимости, перечислили его звания и различные благодарности Фото: «БИЗНЕС Online»

СЕЧИН — УЛЮКАЕВУ: «ОЙ, А ТЫ БЕЗ КУРТКИ? НАДО КУРТОЧКУ КАКУЮ-НИБУДЬ»

В распоряжении следствия в качестве доказательства вины Улюкаева оказались две аудиозаписи его разговоров с Сечиным. Эксперты пришли к заключению, что записи не были смонтированы, а собеседники использовали скрытность с «признаками воровского заговора» и некий шифр, прекрасно понимая, о чем они говорят. При этом прокурор полностью зачитал стенограмму этих записей. Первая была сделана во время звонка Сечина в приемную министра.

Улюкаев: Игорь Иванович, как я рад тебя слышать!

Сечин: Не говори, я тоже. Во-первых, у меня неисполненное поручение есть по итогам работы на Гоа. Во-вторых, еще масса вопросов накопилась. 

Улюкаев: Так давай обсудим все. 

Сечин: Только у меня одна просьба. Если можно на секундочку к нам подъехать… Компанию хоть посмотришь.

Улюкаев: С удовольствием посмотрю. А ты в Лиме будешь? 

Сечин: Буду. 

Улюкаев: Я тоже буду. Там тоже можно продолжить. 

Сечин: Поработаем.  

После собеседники договорились о времени, и Сечин тепло попрощался: «Ну давай, обнимаю». 

Вторую запись сделали во время визита Улюкаева в офис «Роснефти» с помощью спрятанных в одежде Сечина устройств. Сам он, дав поручение приготовить чай и корзинку, несколько раз заботливо спрашивал министра, почему тот одет не по погоде. 

— Ой, а ты без куртки? Надо курточку какую-нибудь, — начал свою беседу с гостем Игорь Иванович. 

— Не надо, не надо, — ответил Улюкаев.

— Во-первых, приношу извинение, что затянули выполнение поручения… командировки… Пока туда-сюда, собрали объем. Можешь считать, что задание выполнено,— продолжил прокурор цитировать Сечина. После этого глава госкомпании спросил у помощницы, скоро ли будет чай, и попросил приготовить корзину с колбасой в качестве подарка (Сечин, как известно, делает домашнюю колбасу из мяса диких животных и угощает ею своих друзей и партнеров). 

Затем хозяин и гость обсудили ситуацию на нефтяном рынке в России и мире, перспективы привлечения инвестиций из-за рубежа, поговорили о налоговой базе «Роснефти», переработке нефти, отношениях с китайскими и индийскими партнерами, о планах президента США Дональда Трампа увеличить добычу нефти в Америке. Потом опять обменялись фразами о том, что 20 ноября будут в Лиме. Хотя Сечин как минимум подозревал, что в столицу Перу его визави теперь точно попадет не скоро. 

Провожая гостя, он опять лицемерно поинтересовался: 

— Слушай, а ты без куртки? Как ты ходишь вообще так? Это самое, надо курточку какую-то…

— Не надо, не надо, зачем? — повторил Улюкаев.

— Ну ладно, секунду, вы посидите пока, ладно? Так, секундочку, секундочку… Ну я так коротко тогда, чтобы ты не замерз. Ну во-первых, приношу извинения, что затянули выполнение поручения. Мы в командировке были.

— Ну жизнь, конечно, — ответил Улюкаев.

— Пока туда-сюда, собрали объем. Но вообще-то можешь считать задание выполненным. Вот забирай, клади, и пойдем чайку попьем. Вот ключ на всякий пожарный. И корзиночку забери, — сказал на прощание радушный хозяин. 

 Общаться с журналистами Улюкаеву запретили еще после первого заседания, и он четко следует этой установке Фото: «БИЗНЕС Online»

«САМОЕ ВАЖНОЕ ЗДЕСЬ — КОРЗИНКА С КОЛБАСКОЙ»

После встречи с Сечиным автомобиль Улюкаева заблокировали на выезде из офиса компании, напомнил прокурор. В багажнике была обнаружена корзина с колбасой и сумка, ключ от которой был у Улюкаева. По требованию сотрудников ФСБ он открыл ее. Там лежали те самые $2 миллиона. Сам министр говорил, что не знал о содержимом сумки и думал, что там находится хорошее вино, которое он получил в подарок. Прокурор же отметил, что «после обработки поверхности рук» Улюкаева и его водителя на них были обнаружены люминесцентные следы вещества, которым были помечены купюры. Глава минэкономразвития объяснил это тем, что поправлял сумку, а его водитель на следствии сообщил, что помог шефу уложить сумку в багажник. То есть спецсредствами были помечены не только деньги, предназначавшиеся для взятки, но и сама сумка. И не исключено, что та самая корзинка с колбасой. Адвокат Улюкаева Виктория Бурковская после оглашения сведений не удержалась и со смехом заметила:   

— Самое важное здесь — корзинка с колбаской!

— Заманили колбаской? — подытожила корреспондент «БИЗНЕС Online», на что сам Улюкаев широко улыбнулся, но ничего не сказал. Общаться с журналистами ему запретили еще после первого заседания, и он четко следует этой установке. 

Далее прокуроры зачитали список известных персон, которые дали Улюкаеву отличные характеристики. Например, Анатолий Чубайс описал экс-министра исключительно с положительной стороны как талантливого экономиста, высочайшего профессионала и исключительно порядочного человека, чьи слова никогда не расходятся с делом. В том же духе высказались Владимир Мау, Андрей Костин, Александр Шохин. Прокурор также огласил ходатайство о назначении Улюкаева советником председателя правительства РСФСР за подписью Егора Гайдара и предложение о назначении первым замминистра финансов от Алексея Кудрина.

Прокуроры также рассказали о том, что Улюкаев не состоит на учете у психиатра, врача-нарколога и не имеет судимости. К уголовной ответственности он не привлекался за исключением дела, которое рассматривается сейчас. Были перечислены его звания и различные благодарности — хотя какую ценность эти сведения имеют для обвинения, так и осталось загадкой. 

Следующее заседание состоится 7 сентября. Появится ли в зале суде Сечин, пока не известно. Но если прокуроры передумали его вызывать, то защитники намерены это сделать. Об этом «БИЗНЕС Online» заявила адвокат Улюкаева Дариджан Квеидзе, сославшись на то, что у них к главе «Роснефти» накопилось много разных вопросов.