«То, что сделал Рамзан Кадыров, возможно, стало подсказкой для Путина» — Бизнес и финансы

«То, что сделал Рамзан Кадыров, возможно, стало подсказкой для Путина»

#Коммерческий #кредит #бизнес и #финансы

Опрос недели: Какую игру ведет глава Чечни?

Рамзан Кадыров на этой неделе заявил о себе, собрав миллионный митинг в Грозном в поддержку мусульман Мьянмы. Почему Владимир Путин фактически поддержал Кадырова, хотя его позиция отличалась от мнения официальной Москвы? Можно считать этот жест частью переговоров с Китаем, чьим союзником является бывшая Бирма? И до каких карьерных высот может дорасти лидер Чечни? «БИЗНЕС Online» отвечают Шамиль Султанов, Алексей Малашенко, Фатих Сибагатуллин, Дамир Исхаков, Виктор Шендерович и другие.

Рамзан Кадыров на этой неделе заявил о себе, собрав миллионный митинг в Грозном в поддержку мусульман Мьянмы
Фото: ©Саид Царнаев, РИА «Новости»

«ПРЕДСТАВЬТЕ, ЧТО В ТАТАРСТАНЕ ЕГО ГЛАВА ИМЕЛ БЫ СОБСТВЕННОЕ МНЕНИЕ ПО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ РОССИИ. ЭТО ЗВУЧИТ АБСУРДНО»

Шамиль Султанов — политолог, президент центра стратегических исследований «Россия — исламский мир»:

— Это не игра. Учитывая характер Рамзана Ахматовича, можно сказать, что он стремится к тому, чтобы стать неформальным харизматичным лидером мусульманской уммы в России. Поскольку внутренние проблемы ему табуированы Кремлем, он играет — я думаю, ему подсказали — на внешнем фронте. Началось с того, что чеченские части были направлены в Сирию как миротворцы, затем последовали жесткие заявления по поводу событий в Иерусалиме, а сейчас серия мероприятий — словесных, вербальных, в виде митингов — по поводу мусульман в Мьянме. Что тут понимать под игрой? Политика — это вообще, как говорил Наполеон, большая игра. По поводу поддержки: Путин поддержал Кадырова, но тут дело в другом. Президенту, вероятно, подсказали, что это подходящий момент для того, чтобы солидаризироваться с исламским миром, потому что исламский мир стал мобилизоваться по поводу геноцида мусульман Мьянмы. В этом смысле то, что сказал, и то, что сделал Рамзан Кадыров, возможно, стало подсказкой для Путина. В нынешней ситуации вырисовывается интересная вещь: Россия ведь изолируется, у нас плохие отношения с Европой, еще хуже с Америкой, достаточно сложные двусмысленные отношения с Китаем, а на Ближнем Востоке мы развиваем отношения с Турцией, с Ираном. И, возможно, кто-то сказал Владимиру Путину, может, он сам пришел к тому, что сейчас хорошее время получить козыри для взаимодействия с исламским миром. С другой стороны, может, это Рамзан Кадыров действовал по совету президента.

В нашей стране есть формальный лидер мусульманской уммы — Минниханов, президент Татарстана, который заменил Примакова. Но Минниханов — не харизматический лидер, а бюрократический, в хорошем смысле слова: расчеты, игра в команде и так далее. Кадыров был вынужден соглашаться с этим. Тем не менее попытки стать безоговорочным лидером уммы он не оставлял. Есть важный момент, на который показывают некоторые эксперты, в частности зарубежные, — Рамзану Ахматовичу становится тесно в рамах своей республики. А поскольку он молодой, энергичный, у него, действительно, есть харизма определенная, конечно, ему нужно другое поле деятельности, более широкое. Либо исламский мир, либо федеральный уровень. Что касается перспектив ислама Татарстана или Чечни, в данном случае преимущество, конечно, у Кадырова. Потому что Татарстан занят своими проблемами плюс проблема договора, банковские скандалы: Минниханову не до уммы. Думаю, что Рамзан это тоже ощутил. А так как фактического лидера нет, все муфтии легли под Кремль, в самой умме 25 миллионов человек, некоторые считают, что им нужен лидер, который бы их направлял, по крайней мере, в какой-то степени. И если сейчас провести опрос среди всех мусульман, кого они знают лучше — Кадырова или Минниханова — я думаю, что ответ будет: Кадыров.  

Фатих Сибагатуллин — депутат Госдумы РФ:

— Рамзан набирает себе баллы перед фанатами исламского мира. Митинговать, кричать — это неправильная вещь. По моим источникам, в Мьянму мусульмане сами пришли, сбежав из соседних стран, они там меньшинство, так же, как мы в России. Поддержал ли Путин Кадырова? Он сказал ему, чтобы тот не шумел, — никакой поддержки со стороны Путина не было, я смотрел выступление, об этом речи не идет. Просто провел воспитательную работу.

А будущее только у традиционного татарского ислама, который был даже до 922 года, — его официального принятия Волжской Булгарией. Наши предки плавно перешли из тенгрианства в ислам. Был шаман — стал муллой. У арабов нет традиции. Рамзан Кадыров сам не переедет в Москву: он же не дурак, лучше быть главой Чечни — жить кумом короля. Он — король, и ни у кого в России нет власти больше, чем у него. Власти больше, чем у Путина. Путину ведь несладко: много вопросов внутренних, внешнеполитических приходится решать, а Кадыров у себя хозяин. Чеченцы — молодцы, проводят большую работу в Сирии.

Алексей Малашенко — политолог,  исламовед:

— Кадыров давно ведет игру, причем это игра минимум на двух уровнях. Первый уровень — желание показать, что он является политическим лидером масштабов исламской уммы. Недаром он активно работает на Ближнем Востоке, недаром были демонстрации в позапрошлом году по поводу «Шарли Эбдо». И он это очень хорошо делает, это самое главное для него. Второй уровень — это то, что благодаря своим заявлениям он добивается популярности среди российских молодых мусульман. Причем не только на Кавказе, но и повсюду. Кстати говоря, его выступления уже сравнивают с салафитами. Третий уровень — он по-прежнему показывает, что Чечня — это некий исключительный субъект Российской Федерации, которому позволено очень многое, в том числе критика внешней политики страны. Так что он набирает очки, завоевывает тем самым авторитет. Четвертое — не самое главное, но психологически это очень важно — он еще работает на себя. Хочется ему быть таким незаурядным человеком, которого прощает даже Путин и говорит, что это личное мнение Кадырова, и он имеет право на него. И вот на секундочку представьте, что в Татарстане его глава имел бы собственное мнение по внешней политике России… Ну это звучит абсурдно.

Что касается карьерных высот — Рамзану Кадырову в Российской Федерации они не светят. Поэтому он добивается неофициальных высот и делает это очень успешно. Он парень хитрый, умненький, наверняка у него есть советники, которые подсказывают, что можно, а что нельзя. И сегодня он, не считая Путина, самый популярный российский политик во всем мире. Так что? Деньги есть, влияние есть, отзвук на его акции есть, а больше ничего не надо.  Что будет дальше? Кадыров мальчик еще молодой для политика. Он действует как тактик, но не думает, что будет потом, когда уйдет Путин. Но это и понятно: в таком возрасте имеет право.

Митинг в Грозном, который якобы собрал миллион человек, — это показатель того, что представители некоторых региональных элит имеют по данному вопросу свое собственное мнение, которое с мнением и внешнеполитической линией России не всегда совпадает
Фото: ©Саид Царнаев, РИА «Новости»

«ПОЛИТИЧЕСКИЙ, ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КАРЛИК, КАКОВЫМ ЯВЛЯЕТСЯ НАША СТРАНА, НИКАК НЕ МОЖЕТ ДАВИТЬ НА КИТАЙ»

Виктор Шендерович — писатель, журналист:  

— Игра, в которую играет Кадыров, уже конфессиональная, а не номенклатурная внутри Российской Федерации. Глава Чечни заявил и утвердил себя как уполномоченный представитель Аллаха на территории страны, он публично заявляет о своем праве карать от его имени. В сущности, в России случилось то же, что в мире в последние четверть века, когда от имени ислама начали разговаривать убийцы. И сегодня в мире при слове «ислам» люди вздрагивают и вспоминают не средневековых исламских философов, ученых, не проповедников добра… И, действительно, совершенно очевидно, что Рамзан Кадыров сегодня делает карьеру именно в исламском мире. Я думаю, что он держит в уме возможности каких-то перемен в России.

Что касается поддержки Путина, совершенно понятно, что он единственная крыша и защита Кадырова, которая, разумеется, фактически его поддержала. Они друг друга крышуют, прикрывают, они находятся в абсолютном симбиозе поперек законов и всего остального. И друг другом они планируют воспользоваться дальше для своих целей, которые у них, кстати, совершенно разные. Но если не будет Путина, у Рамзана на этот случай, я уже об этом писал, припасено зеленое знамя ислама — мощнейшая в регионе армия, боеспособная, созданная на деньги российских налогоплательщиков. И, конечно, он представляет большой интерес в общеисламской конфигурации в мире.  Кстати, подобное произошло и с православием. От его имени сегодня в России говорят погромщики, не образованные люди, а тяжелые клерикалы — Поклонская, Гундяев и так далее. В случае с исламом ситуация еще тяжелее.

Чей ближе ислам — Татарстана или Чечни? По определению имеет более очевидные преимущества Чечня. Это очень опасно. Пассионарии такого рода, да и вообще любые пассионарии, довольны опасны. Если пассионарий — не художник, а религиозный или идеологический деятель, как Гитлер или Хаменеи, это всегда страшно. Повторю: ислам начал ассоциироваться с войной, и Кадыров прилагает к этому свои усилия на территории Российской Федерации. То, что светский образованный ислам ничего существенного не может противопоставить, это большая проблема.     

Кирилл Котков — китаевед, историк:

— Россия на Китай давить не может никак. Политический, экономический карлик, каковым является наша страна, никак не может давить на экономического и политического гиганта, каким является Китай. Это совершенно невозможно. Более того, то, что у нас произошло — несанкционированный митинг в Москве, санкционированный, как я понимаю, митинг в Грозном, который якобы собрал миллион человек, хотя, судя по фотографиям, там было меньше, — это показатель того, что представители некоторых региональных элит (или один представитель) имеют по данному вопросу свое собственное мнение, которое с мнением и внешнеполитической линией России не всегда совпадает, что мы и видели. Президент Путин сказал общие слова о том, что он осуждает насилие в Мьянме независимо от чего-либо, и обтекаемо сказал, что каждый человек у нас в России имеет право на собственное мнение, — не более того. Фактически он ушел от прямо ответа.

Дамир Исхаков — доктор исторических наук:

— Рамзан Кадыров повышает собственный авторитет в мусульманском мире. Но, немножко не подумав, во время мероприятия, связанного с открытия Болгарской исламской академии, и татарстанский муфтий поддержку объявил этому делу. С одной стороны, хорошо иметь мусульманскую солидарность, но, с другой стороны, оказалось, что это не такая простая проблема. И сейчас Путин стоит перед выбором: кого поддерживать, а кого не поддерживать? Миллионный митинг в Грозном во главе с Рамзаном Кадыровым требует, чтобы российские власти поддержали его идею, но реальные интересы России не вполне соответствуют тем, что предлагает Кадыров, как выяснилось из средств массовой информации, потому что в этом регионе большие залежи нефти, китайские интересы там заложены, поэтому России нужно дружить с Китаем, и не совсем ясно, надо ли поддерживать Кадырова напрямую.

Я думаю, что московские власти вскоре займут другую позицию. В Мьянме понятно, что происходит: идет битва за нефтяные залежи, привлекаются разные стороны. Владимир Путин в некоторых случаях играет на публику — у него же скоро выборы предстоят, но, с другой стороны, это не означает, что не может он поменять свой вектор. Сегодня он сказал так, завтра немножко по-другому мысль сформулирует, потом глава МИД переформулирует эту идею. А просвещенный ислам — это всегда очень важно. Глава Чечни же будет только там, где сидит.


«КАДЫРОВ НИКАКУЮ ИГРУ НЕ ВЕДЕТ, ОН ЧЕСТНЫЙ, ПРАВЕДНЫЙ МУСУЛЬМАНИН И ОТКРЫТО ЗАЯВЛЯЕТ СВОЮ ПОЗИЦИЮ»

Азат Ахунов — исламовед, доцент кафедры востоковедения и исламоведения КФУ: 

— Рамзан Кадыров ведет войну в своих интересах, в интересах своего народа, своей республики. Я не думаю, что у него есть какие-то амбиции, о которых пишут в некоторых СМИ, — возглавить после Путина Российскую Федерацию. Потому что, несмотря на весь его характер, авторитарные черты характера, он понимает: в России никогда мусульманин не сможет стать — по крайней мере в ближайшем будущем — президентом страны. Он это прекрасно понимает и делает ставку на свой регион. С другой стороны, на Кавказе и на Востоке надо постоянно показывать свою жесткость, мускулистость для того, чтобы сохранить власть. Если ты не показываешь большой кулак, то потихоньку тебя начнут обвинять в слабости, трусости, вплоть до того, что человек может потерять свой трон.

Я думаю, что его последние действия направлены для внутреннего употребления кавказского региона. В Мьянме происходят какие-то трагические события — это точно. Но насколько информация противоречива: без официальной позиции ведущих мировых государств трудно понять, что на самом деле там происходит. Точно можно сказать, что проблема существует, но каких масштабов — об этом трудно сказать. И нет ничего плохого, что мусульмане России подняли этот вопрос, он в любом случае будет находиться в центре внимания мирового сообщества, и если будут какие-то попытки оказать давление на мусульман Мьянмы, то это не получится сделать так легко, как можно было сделать раньше. Существует мнение, что Россия имеет в Мьянме свои интересы, госкорпорации проталкивают там свои интересы, не хочется портить отношения, но, с другой стороны, для Путина важнее спокойствие в своем регионе, например на Кавказе. Ведь если там что-то вспыхнет, выйдет из-под контроля, последствия будут гораздо тяжелее, чем потеря каких-то контрактов с Мьянмой. Путин скорее думает о своей стране, о республиках, находящихся в РФ, и Кадыров является таким лидером, который может держать ситуацию в стабильном состоянии, поэтому он и поддерживает его. 

Рафик Мухаметшин — ректор Болгарской исламской академии:

— Рамзан Кадыров позиционирует себя как лидер мусульманского сообщества России в целом. Мне кажется, у нас в стране мало кто понимает, что происходит в Мьянме. Хотелось бы, чтобы организовали миссии, группы экспертов выезжали, посмотрели, что происходит и решали, действительно ли мусульмане там нуждаются в помощи и в какой конкретно. В Мьянме происходят сложные процессы. Это преследование мусульман или гражданская война? Всем ясно, что есть интересы очень многих зарубежных стран и оценивать непрофессионалу очень сложно. Позиция Москвы по Мьянме не была где-то особо озвучена: наоборот, президент России во время встречи с руководством Китая, Египта выразил свою озабоченность по поводу Мьянмы, поэтому  тут нельзя трактовать, что Путин пошел на поводу кого-либо. И тут нет никакого противостояния между региональными лидерами и нашим президентом.

Противоречий между толерантным и пассионарным исламом нет. Есть Кавказ со своими особенностями, есть Центральная Россия со своими особенностями, являющаяся более поликонфессиональной, многонациональной. Противопоставление их друг другу совершенно некорректно. Президент Татарстана в выстраивании отношений с исламским миром играет свою роль, и его назначили руководителем соответствующей группы стратегического видения, и это говорит о том, что у него официально определенная роль в выстраивании международных отношений с мусульманскими странами. Рамзан Кадыров больше занят выстраиванием отношений с мусульманами Чечни и России. Он занимает такое место, которое сегодня занять кому-либо было бы сложно, и он свою роль лидера одного из сложных регионов РФ играет вполне профессионально. Кадыров сегодня для Чечни — очень востребованный лидер. Если он в Москве будет кем-то, то кто-то от этого выиграет?

Айдар Шагимарданов — президент ассоциации предпринимателей-мусульман РФ:

— Думаю, что Кадыров никакую игру не ведет. Он честный, праведный мусульманин и открыто заявляет свою позицию. Честно говоря, не многие из нас были в Мьянме. Знаю, что один адвокат туда ездил и изучал обстановку — это первое. Во-вторых, делегация из Дагестана собралась туда, мы дождемся от них новостей. Доверять информации СМИ и социальных сетей я не склонен, потому что на сегодняшний день огромное количество вбросов: либо самому нужно убеждаться на личном опыте, либо получать информацию из того источника, которому ты на 100 процентов доверяешь.

Рамзан Кадыров — один из сильнейших сторонников курса президента нашей страны Владимира Владимировича Путина, они члены одной команды. Поэтому, когда в команде происходит какие-либо проявления особого мнения, члены команды обычно друг друга поддерживают. Я не склонен выносить из избы подобные разногласия среди мусульман. Наша умма сильна тем, что у нас Аллах один, книга одна — Коран, мы сильны не разъединением, а объединением, когда Чечня, Дагестан, Кавказ, Татарстан, Башкортостан, другие мусульманские регионы будут едины, то тогда будем сильны. Когда нас будут разрезать, стравливать, то тогда будут проблемы. На все воля Всевышнего Аллаха. Если Аллах предопределил занять Рамзану Ахматовичу какие-то высокие посты, должности непосредственно в Москве, то как бы он от этого ни отходил, он это получит.