Исламский банкинг: на саммите в Казани обсудили альтернативу западному финансированию

© Егор Алеев/ТАСС

КАЗАНЬ, 19 мая. /ТАСС/. Партнерскому (или исламскому) банкингу был посвящен второй день IX Международного экономического саммита России и стран Организации исламского сотрудничества «Россия — Исламский мир: KazanSummit 2017».

В рамках мероприятия руководство Республики Татарстан и представители зарубежных и международных исламских финансовых институтов обсуждали преимущества и возможности внедрения принципов исламского банкинга в практику традиционных финансовых институтов.

Смотрите также

ЦБ рассматривает возможность работы в России исламского страхования

Лишившись в результате санкций в 2014 году доступа к международному банковскому кредитованию, представленному преимущественно западными финансовыми институтами, Россия в буквальном смысле «обратилась на Восток». Диверсифицируя иностранные источники инвестиций, Россия уже утвердилась в Китае, совместно с которым и в партнерстве с другими странами были созданы такие международные финансовые институты развития, как Азиатский банк инфраструктурных инвестиций и Новый банк развития БРИКС. Кроме того, в стране активно работает Российско-китайский инвестиционный фонд (РКИФ), а Внешэкономбанк (ВЭБ) в прошлом году подписал несколько кредитных соглашений с банками Китая на сумму более $3,5 млрд.

В этом году ВЭБ приступил к выстраиванию партнерства между Россией и Ближним Востоком, заявил глава Внешэкономбанка Сергей Горьков на саммите в Казани. «Мы сильно продвинулись в плане сотрудничества с нашими дальневосточными партнерами, теперь надо «второй ногой» встать на Ближнем Востоке. Мы строим систему, которая станет мостом между Россией и исламским миром», — сказал Горьков.

Стоит отметить, что для привлечения инвестиций ВЭБ использует мало распространенные формы финансирования. Так, $3,5 млрд китайских инвестиций привлекались в форме синдицированного кредитования, а сделки с ближневосточными партнерами будут осуществляться на принципах достаточно нового для российской практики партнерского финансирования.

Партнерский или исламский?

Партнерский или исламский банкинг — это альтернативный вид финансовых услуг, соответствующих принципам финансирования, которое широко применяют в странах Юго-Восточной Азии и Ближнего Востока. Главная особенность финансовых услуг в партнерском банкинге — отказ от ссудного процента, осуществления высокорисковых операций и сделок с неопределенностью.

Такие финансирование часто называют этичным банкингом, основанным на вечных ценностях. Оно подходит как для финансирования отдельных проектов, так и для нужд отдельных домохозяйств, независимо от форм, религиозных убеждений или географического местоположения клиентов.

Смотрите также

В Казани запустят программу обучения шариатских аудиторов, аналогов которой в РФ и СНГ нет

«Содержательно понятия исламского банкинга и партнерского банкинга идентичны, терминологическая разница обусловлена исключительно чувствительностью ряда юрисдикций к теме ислама», — говорит Ахсене Лахсасна, заместитель директора Международного исследовательского центра для образования в области исламских финансов (INCEIF).

Его отличие от традиционного банкинга в первую очередь в том, что клиент рассматривается не как заемщик, а как партнер. Банк работает по принципу проектного инвестирования, рассчитывая не на процент, а на партнерский доход, то есть он заинтересован в успешности проекта как гарантии возврата средств и получения дохода, в отличие от традиционного банкинга, где вопрос источников возврата средств для банка вторичен.

По данным экспертов Сбербанка, доходность таких банков достигает почти 13%. К 2021 году объем банковских активов в рамках партнерского финансирования составит почти $3 трлн, объем страховых операций вырастет с текущих $25 млрд до $32 млрд.

Налоговые ограничения

Так как в исламском банкинге все операции представлены товарно-денежными сделками, предполагающими взимание НДС, возникает двойное налогообложение — при покупке кредитной организацией необходимого товара и продаже его клиенту, что неизбежно влечет повышение стоимости банковского продукта, отмечает директор Центра развития исламской экономики и финансов Искандер Исхаков.

Несмотря на то, что российский бизнес выработал способы обхода законодательства, вопросы его совершенствования снимать с повестки нельзя, считает эксперт. «Полноценное эффективное использование инструментов исламских финансов без изменения в налоговое законодательство будет ограничено, они не будут конкурентоспособными», — говорит он.

Альтернативный банкинг в условиях санкций

Пока этих изменений не произошло, привлекать исламское финансирование удобнее в международных юрисдикциях, считают эксперты. Внешэкономбанк в ближайшее время откроет представительства в Абу-Даби и Бахрейне, сообщил глава госкорпорации.

«Новая стратегия ВЭБ предполагает ориентацию на страны Ближнего Востока и страны исламского мира. Мы предполагаем, что ВЭБ в ближайшее время откроет представительство в Абу-Даби, мы планируем открыть лизинг в Иране, представительство в Бахрейне и еще ряде стран», — сказал Горьков.

Сбербанк, по словам заместителя председателя правления Олега Ганеева, для развития партнерского банкинга будет использовать дочерние финансовые учреждения в Турции и Казахстане. «У Сбербанка есть дочерняя инфраструктура в Турции и Казахстане. Мы анализируем сейчас, как, используя особенности данных рынков, где объективно правовая среда более благоприятная для партнерского финансирования, использовать нашу дочернюю инфраструктуру», — рассказал Ганеев.

И поскольку природа исламского финансирования по сути нефинансовая — возникает резонный вопрос: насколько эти операции подпадают под действие антироссийских санкций? Эксперты форума отмечали, что в перспективе исламское финансирование может стать альтернативой межбанковскому кредитованию, доступа к которому Россия сейчас лишена.

Первый опыт

До конца мая Внешэкономбанк планирует объявить о сделке по поддержке экспорта российских товаров в рамках исламского финансирования. «В ближайшее время мы сможем объявить о сделке по экспорту, основанному именно на исламских финансах по поддержке экспорта российских товаров на Ближний Восток. Это новый продукт, который мы реализуем в ближайшее время», — сказал глава ВЭБ.

Он уточнил, что речь идет о поставке больших объемов оборудования для таких отраслей, как энергетика, нефтедобыча и переработка с использованием иджара (исламский вариант лизинга, предполагающий приобретение банком товара и передачу его в аренду лизингополучателю на оговоренный срок и на условиях согласованного календаря выплат).

Потенциал российского экспорта в страны Ближнего Востока сейчас составляет $3 млрд, сообщил Горьков. При этом он не исключает возможности его увеличения до $10 млрд в год. «Для этого нужны (финансовые) инструменты, для этого нужны банки, и мы, собственно, собираемся это строить. Это является очень важным аспектом нашей международной стратегии», — сказал глава ВЭБ.

Лучшие практики

Основным институтом развития партнерского финансирования является Исламский банк развития (ИБР), созданный в 1993 году по инициативе министров финансов мусульманских стран для поддержки экономического и социального прогресса в государствах-участниках. Для содействия развитию мусульманскому предпринимательству в немусульманских странах ИБР создает специализированные организации и фонды.

В России возможно создание представительства ИБР как международного института развития, отмечал ранее советник председателя Банка России Алексей Симановский. По его словам, такое представительство может выполнять консультационные функции.

Сбербанк использует экспертизу ИБР для развития партнерского финансирования. «Есть подписанный совместно с ЦБ и ВЭБ меморандум с Исламским банком развития. Проводятся мероприятия, в том числе вопросы, связанные с консультированием нас как Сбербанка и использованием экспертизы ИБР для более быстрого внедрения сервисов для клиентов», — рассказал Ганеев.

Зеленый свет партнерскому банкингу

Дискуссия о развитии исламского финансирования ведется в России, по некоторым оценкам, более десяти лет. В 2015 году Банк России создал рабочую группу по партнерскому банкингу, а в первый день саммита в Казани всегда придерживавшийся осторожной риторики регулятор наконец дал партнерскому финансированию зеленый свет. Симановский заявил, что действующее законодательство позволяет проводить операции партнерского финансирования (однако создавать в России исламские банки пока не разрешает).

«Те возможности, которые предоставляет сегодня российское законодательство, вполне достаточны для того, чтобы партнерский банкинг в России развивался на базе действующего законодательства», — сказал Симановский. При этом он подчеркнул, что следует различать понятия партнерского банкинга и исламского банка, работа которого полностью построена на принципах и законах шариата. «Российское законодательство не предполагает создания исламского банка», — отметил представитель ЦБ, не исключив, впрочем, что впоследствии такой институт все же может быть создан.

Цель создания такого финансового института, по мнению Симановского, должна базироваться на оценке экономической целесообразности его деятельности для инвесторов и клиентов. В качестве подтверждения того, что говорить о начале этой работы пока рано, он привел результаты проведенного ЦБ исследования информированности жителей четырех российских регионов о возможностях партнерского финансирования. Их данные показали, что хотя препятствий для развития этой категории финансовых услуг нет, знает о них весьма незначительная доля жителей наиболее мусульманских регионов (Татарстан, Башкирия, Нижегородская область и Москва).

Сегодня такими услугами может быть лизинг и доверительное управление. Также ЦБ рассматривает возможность оказания в России услуг исламского страхования. При этом Симановский призвал не форсировать развитие партнерского финансирования в России, так как волна общественного интереса к новым продуктам может неизбежно принести «пену» недобросовестных участников, желающих привлечь средства «на благие цели в соответствии с благими принципами».