Кому хуже: решение о вводе пошлин на российское зерно навредило и Турции, и России

© Егор Алеев/ТАСС

МОСКВА, 26 апреля. /ТАСС/. Турецким производителям невыгодно терять поставщика зерна в лице российских фермеров, а поиск новых рынков приведет к росту закупочных цен на пшеницу, считают опрошенные ТАСС российские эксперты, работающие на рынке зерна.

Между тем, как сообщалось ранее, 26 апреля замминистра сельского хозяйства РФ Евгений Непоклонов отправится в Турцию для проведения переговоров для разрешения торгового кризиса.

Турция с 15 марта отменила беспошлинный ввоз для российской сельхозпродукции, из-за чего резко выросли пошлины на ввоз пшеницы и кукурузы, риса, шрота подсолнечника, бобовых, подсолнечного масла. Такие меры стали ответом на то, что Россия не сняла запрет на поставки турецких томатов и огурцов, пояснял ранее глава Союза экспортеров зерновых, бобовых и масличных культур Центральной Анатолии Тургай Унлю. По данным экспертов, потери, которые Россия может понести в связи с ограничением поставок сельхозпродукции в Турцию, оцениваются в $1,3-1,5 млрд.

Двусторонний вред

По словам ведущего эксперта зернового рынка Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Евгения Зайцева, решение о введении с 15 марта Турцией пошлин на российское зерно и масло было политическим и вредит как одной, так и другой стороне.

«Переориентироваться (на другие рынки сбыта продукции — прим. ТАСС) мы легко не сможем, но и Турция не может так просто вычеркнуть Россию и спокойно себя чувствовать. Заместить этот объем она сможет, только повышаясь в цене. Мы можем отвоевывать частицы чужих рынков за счет снижения в цене, они могут покупать более ли менее схожие объемы только за счет повышения в цене. Ситуация невыгодна для обеих сторон», — отметил эксперт.

Это подтвердил ранее журналистам и основатель турецкой компании Agri Pro Фаик Генч, который посетовал на сложности в поиске пшеницы, аналогичной российской. По его словам, у мукомольной отрасли страны большие проблемы, поскольку зерно из Украины, Болгарии или Румынии отличается от того, что везли из РФ как по цене, так и по качеству.

«Сейчас у них из-за этого запрета пшеница достается дороже — поэтому последние контракты (на поставку муки в РФ) на $10 дороже, чем наша», — добавил глава Российского зернового союза (РЗС) Аркадий Злочевский.

Удар по фермерам

Но сложности уже возникают и у российских фермеров, поскольку переориентироваться на другие рынки не так-то просто, говорит Зайцев. «Говорить о том, что мы легко вычеркнем Турцию и куда-то вдруг сразу начнем экспортировать 4-2 миллиона (тонн) только пшеницы, которую эта страна покупала, это будет неправдой. Какие-то объемы, конечно, уже переориентированы на другие страны. Но вопрос в цене — чтобы выйти на другие рынки, придется ужаться в цене, либо не получить таких объемов», — полагает эксперт.

«Это (введение пошлин — прим. ТАСС) бьет не по зернотрейдерам, не по посредникам, а по фермерам, они получат меньшую прибыль», — сказал глава Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов (АККОР) Краснодарского края Виктор Сергеев. В то же время он затруднился назвать, какие реальные убытки получат аграрии региона.

На фоне сокращения экспорта в Турцию некоторые регионы, прежде активно сотрудничающие с этой страной, выступили за сокращение площадей ярового сева, чтобы препятствовать падению себестоимости пшеницы.

«Если мы соберем урожай на уровне прошлого года или не дай бог больше — у нас цена может опуститься в два раза ниже уровня себестоимости. Мы не так давно стали страной-экспортером, до 2006 года мы были страной-импортером зерна, и те позиции, которые мы завоевали на мировом рынке, отстоять не так просто будет», — считает заместитель председателя комитета Госдумы по аграрным вопросам Айрат Хайруллин.

По его словам, страна должна продавать около 30 млн тонн зерна, чтобы цены на него были выше, чем себестоимость производства. «Мы говорим, что у нас и так недофинансированная сельскохозяйственная отрасль, да еще придется целый год работать в убыток, проблема серьезнейшая, потому что Турция, действительно, являлась одним из крупнейших наших покупателей зерна, подсолнечного масла и шрота», — признал депутат.

Новые рынки сбыта

И все же эксперты призывают не переживать по поводу снижения цен на пшеницу на внутреннем рынке, поскольку поставщики уже ищут альтернативные рынки сбыта.

«Альтернативные рынки сбыта ищутся, они прорабатываются и поставки идут — Алжир, Марокко. Плюс надо понимать, что турецкие компании продолжают завозить зерно, обходят требования по уплате пошлины. Поэтому снижение (объемов экспорта) не на 600-700 тысяч тонн, а может быть на 400 тысяч тонн», — сказал Злочевский.

Вполне возможно, что турецкие импортеры действительно нашли возможность обойти официальный запрет, но это явление не обретет массовый размах, поскольку за такие способы доставки необходимо доплачивать определенную сумму сверх стоимости сырья, считает Зайцев. Однако, он также не считает, что излишки зерна на рынке приведут к массовому снижению цен или вызовут необходимость экстренно наращивать площади по хранению сырья.

«Выпадающие объемы некритичны, не могут существенно повлиять на рынок. В этом сезоне, по нашей оценке, мы вывезем 27,5 млн тонн пшеницы. Оставшиеся за три месяца 300, в самом максимальном случае 600 тысяч тонн пшеницы, которые мы могли вывести в Турцию, по самому оптимистичному сценарию, эти объемы не имеют существенного влияния», — пояснил эксперт ИКАР.

По его словам, переориентация на другие рынки сбыта зерна неизбежно грозит снижением его экспортной стоимости, поскольку на любом рынке необходимо приложить усилие, чтобы подвинуть уже имеющихся игроков. Поэтому стоит дождаться итогов переговоров с турецкой стороной, резюмировал Евгений Зайцев.

По данным ИКАР, объем экспорта в Турцию до конца сельскохозяйственного года может составить 2,5 млн тонн против 4,2 млн тонн в 2014-2015 сельскохозяйственном году. Всего же Россия планирует в этом году оставить объем экспорта на уровне прошлого года (примерно 33,9 млн тонн), несмотря на рекордный урожай.

Мука — на зерно

Аркадий Злочевский предлагает в сложившейся ситуации не искать рынки сбыта для зерна, а активно развивать вторичную его переработку — то есть продавать муку. Именно это и делает сейчас Турция, покупая наше зерно, перерабатывая его и поставляя на мировой рынок, отмечает он.

«Замена Турции — это скорее надо не в зерновой сфере смотреть, а в сфере продукции, сделанной из нашего сырья. Турки — лидеры по поставкам муки на мировой рынок — 30% мирового рынка муки приходится на Турцию. А вся эта мука, которую они экспортируют, сделана из нашего зерна. Поэтому не грех поставить вопрос в другой плоскости — не искать альтернативу сбыту пшеницы, а искать альтернативу сбыта муки», — сказал Злочевский.

Он говорит, что Россия может поставлять муку на мировой рынок «миллионами тонн», и все необходимые мощности для этого есть. Сейчас объемы поставок российской муки ежегодно составляют порядка 200 тысяч тонн на круг — они не растут за счет того, что предпочитают покупать более дешевую турецкую муку. «А сейчас у них из-за этого запрета пшеница достается дороже — последние контракты на $10 дороже, чем наша. Нам надо предпринять усилия со стороны государства, чтобы простимулировать вывоз муки на внешние рынки», — добавил эксперт.

Масло уедет в Индию и Китай

Введение Турцией пошлин на российское подсолнечное масло также заставило российских производителей задуматься о новых рынках сбыта. Так, например, крупнейший экспортер подсолнечного масла из Татарстана «Казанский МЭЗ» (входит в ГК «Нэфис») вместо Турции намерен наладить поставки в Индию и Китай, так как поставлять в Турцию стало не выгодно.

Руководитель департамента маркетинга казанского завода Евгения Дырдина рассказала, что в сезоне 2016/17 «Казанский МЭЗ» заключил контракты на поставку нерафинированного подсолнечного масла в Турцию в объеме 56,22 тыс. тонн. Введение пошлин на поставку российского масла сделало невозможным отгрузку 12,36 тыс. тонн масла из указанного объема. «При этом следует заметить, что потенциал и продавца, и покупателя позволяет отгружать в сезон порядка 100 тыс. тонн нерафинированного подсолнечного масла», — уточнила она.

Однако как рассказали позже в пресс-службе компании, проблему с нереализованной продукцией помогли в итоге решить сами турки. «Дабы не расторгать контракты на поставку подсолнечного масла, турецкая сторона взяла на себя ответственность за урегулирование спорных вопросов», — пояснили в компании. Это еще раз доказывает, что Турция не готова терять поставщика в лице России.

Торговый кризис

Турция с 15 марта исключила Россию из списка стран, ввозящих сельхозпродукцию без пошлин. По данным Минсельхоза России, которые он получил от экспортеров, размер ввозной таможенной пошлины на пшеницу и кукурузы составляет 130%, риса — 45%, шрота подсолнечника — 13,5%, бобовых — 9,7%. Пошлина на ввоз подсолнечного масла — в среднем до 36%, при этом применяется минимальный порог таможенной стоимости в размере $1,5 тыс. за т (при текущей цене на подсолнечное масло $800 за т).

Такие меры Турция предприняла из-за того, что Россия не сняла запрет на поставки турецких томатов и огурцов, отмечал ранее глава Союза экспортеров зерновых, бобовых и масличных культур Центральной Анатолии Тургай Унлю. С 1 января 2016 г. на фоне осложнения политических отношений Россия ввела запрет на ввоз целого перечня сельскохозяйственной продукции из Турции (апельсины, мандарины, виноград, яблоки, груши, абрикосы, персики и нектарины, сливы, земляника и клубника, томаты, огурцы, цветная капуста и брокколи, репчатый лук, замороженные части тушек и субпродуктов индеек и домашних кур, соль и жевательная резинка). В марте правительство России сняло запрет на поставки жевательной резинки, соли, лука, цветной капусты, брокколи и гвоздики из Турции. Это уже не первое смягчение эмбарго в отношении Турецкой Республики. В октябре 2016 г. Россия разрешила ввоз ряда турецких фруктов (косточковые и цитрусовые).